Путь самосовершенства.
  Тибетская книга мертвых.
 

ТИБЕТСКАЯ КНИГА МЕРТВЫХ

"Тибетская книга мертвых" - важнейшее религиозное сочинение Востока, повествующее о жизни после смерти Ее перевод предназначен, главным образом, западному читателю и ставит своей задачей описать важнейшие концепции Востока в западных терминах.

Одно из таких понятий — душа. Согласно буддистским представлениям, человеческая душа преходяща, иллюзорна и лишена подлинной реальности. Немецкое слово Seele, использумое автором в оригинальном тексте «Психологического комментария», не синонимично английскому слову soul, хотя обычно им переводится. Seele -древнее слово, освящённое германской традицией и употреблявшееся великими немецкими мистиками и поэтами (такими, как Мейстер Экхарт и Гёте) для обозначения: Абсолютной реальности, которую символизирует женское начало — или шакти. Юнг поэтически соотносит это слово с Psyche, понимаемой как «соборная душа». В психологии ей соответствует коллективное бессознательное, матрица или материнское чрево всего сущего-Дхарма-Кайя.

Перевод с английского

В. Кучерявкина, Б. Останина

The Tibetan Book of the Dead. London, 1927

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К «ТИБЕТСКОЙ КНИГЕ МЕРТВЫХ»

К.-Г. Юнг

Прежде чем приступить к комментарию, необходимо сказать несколько слов о самой книге. «Тибетская книга мёртвых» («Бардо Тёдол») — это сборник наставлений, предназначенных умирающему и умершему. Подобно «Египетской книге мёртвых», она служит путеводителем по области Бардо, символически представленной как промежуточное состояние между смертью и новым рождением продолжительностью в 49 дней. Книга состоит из трёх частей. В первой («Чигай Бардо») описаны психические явления в момент смерти; во второй («Чёнид Бардо») — состояние сразу после смерти и так называемые «кармические видения»; в третьей («Сидпа Бардо») -возникновение инстинкта рождения и явления, предшествующие новому рождению. Согласно «Книге мёртвых» высшая степень понимания и просветления, а значит — максимальная возможность освобождения — достигается человеком в момент смерти. Вскоре после неё возникают «видения», которые в конечном итоге приводят к новому рождению, причём изначальный ослепительный свет постепенно тускнеет и дробится, а видения становятся всё более жуткими. Такое нисхождение поясняет отчуждение сознания от освобождающей истины по мере приближения к моменту физического рождения. Наставления «Книги мёртвых», которые лама читает над мертвым телом, предназначены для того, чтобы на каждом этапе новых иллюзий и заблуждений напоминать умершему о постоянной возможности освобождения и объяснять природу его видений.

«Бардо Тёдол», появившаяся в англоязычных странах в 1927 году и удачно названная её издателем В. Эванс-Вентцем «Тибетской книгой мёртвых», вызвала настоящую сенсацию. Она принадлежит к разряду тех книг, которые представляют интерес не только для специалистов-буддологов; своей человечностью и глубоким проникновением в тайны человеческой души она особо привлекает внимание непрофессионала, жаждущего расширить свои знания о жизни. Со времени появления в Европе «Книга мёртвых» была моим постоянным спутником — ей я обязан не только важными идеями и открытиями, но и своими глубочайшими прозрениями. В отличие от «Египетской книги мёртвых», которая говорит одновременно слишком много и слишком мало, «Бардо Тёдол» представляет собой вполне умопостигаемое учение, имеющее в виду не богов или дикарей, а самых обычных людей. И «гневные», и «мирные» божества понимаются в нём как сансарические проекции человеческой души, что просвещённому европейцу кажется очевидным, поскольку напоминает его собственные банальные по строения. Но хотя европеец с лёгкостью может счесть эти божества проекциями, он совершенно не способен одновременно говорить об их реальности. «Книга мёртвых» делает именно это, благодаря важнейшим своим метафизическим предпосылкам, чего не может просвещённый и непросвещённый европеец. «Книга мёртвых» исходит из неявного допущения антиномичности любых метафизических утверждений, а также из идеи качественного своеобразия разных уровней сознания и обусловленных ими метафизических реальностей. В основу этой удивительной книги положено не скудное европейское «или — или», а величественное и утверждающее «и — и». Эта формула может показаться западному сознанию спорной, поскольку Запад предпочитает ясность и недвусмысленность, что позволяет одному мыслителю рьяно признавать существование Бога, а другому с неменьшей категоричностью его отрицать. Интересно, как отнеслись бы эти враждующие собратья к следующему высказыванию: «Осознав, что пустота твоего разума есть состояние Будды, и рассматривая её как своё собственное сознание, ты достигнешь состояния Божественного Разума Будды»?

Боюсь, что такого рода высказывания совершенно неприемлемы ни для философии, ни для богословия Запада. «Книга мёртвых» в высшей степени психологична, в то время как наша философия и богословие до сих пор пребывают на средневековом, допсихологическом уровне, на котором позволяется выслушивать, объяснять, защищать, критиковать и обсуждать только отдельные высказывания, но не лежащие в их основе догмы, выносящиеся за пределы всякого обсуждения.
Вместе с тем понятно, что любые метафизические утверждения — это высказывания души, и следовательно — психологические высказывания. Европейскому сознанию, компенсирующему своё знаменитое чувство ущемлённости рабской привязанностью к «рациональным» объяснениям, эта очевидная истина кажется или слишком очевидной, или недопустимым отрицанием метафизической «истины». Всякий раз, когда европеец слышит слово «психологический», он воспринимает его как «только психологический». «Душа» кажется ему чем-то ничтожно малым, недостойным внимания, субъективным, сугубо личным и т. д. и т. п., поэтому он предпочитает слово «разум» и любое своё суждение — сколь бы субъективным оно ни было — склонен относить на счёт «разума», подразумевая при этом «Универсальный Разум» и даже «Абсолют». Вероятно, эта удивительная самонадеянность служит для униженной «души» своеобразной компенсацией. А. Франс верно уловил суть западной цивилизации словами Екатерины Александрийской из «Острова пингвинов», которая советует Богу: «Дай им душу, только крошечную!»

Именно душа, наделённая божественной творческой энергией, делает метафизические утверждения и устанавливает различия между метафизическими понятиями. Душа — не только условие метафизической реальности, но и сама реальность.

С этой глубокой психологической истины и начинается «Книга мёртвых». Она — не описание погребального обряда, а система наставлений для умершего, путеводитель по области Бардо с её меняющимися видениями, среди которых душа пребывает в течение 49 дней с момента смерти человека до его нового рождения. Если читатели «Книги мёртвых» будут исходить из вневременности души — что на Востоке считается самоочевидным — они смогут без труда поставить себя на место умершего и внимательно прислушаться к поучениям, с которых начинается книга и представление о которых даёт приведённая выше цитата. И тогда ничуть не самонадеянно, но смиренно прозвучат слова: «О благороднорождённый, слушай! Сейчас ты созерцаешь Сияние Чистого Света Совершенной Реальности. Познай его. О благороднорождённый, твой разум пуст, он лишён формы, свойств, признаков, цвета; он пуст — это сама Реальность, Всеблагость. Твой разум пуст, но это не пустота Небытия, а разум как таковой — свободный, сияющий, трепещущий, блаженный; это само Сознание, Всеблагой Будда».

Осознание этого — есть состояние абсолютной просветлённости, Дхарма-Кайя; или, прибегая к знакомому нам языку, творческая основа всех метафизических рассуждений — само сознание, незримое, неуловимое проявление души. «Пустота» -есть состояние за пределами каких бы то ни было суждений или утверждений, однако вся полнота её многообразных проявлений скрытно пребывает в душе.

Далее в «Книге мёртвых» говорится: «Твоё сознание, сияющее, пустое, неотделимо от Великого Источника Света; оно не рождается и не умирает, оно — Немеркнущий Свет, Будда Амитаба».
Душа (или индивидуальное сознание) не только не ничтожна, но она и есть Сияющее Божество. Запад или считает такое заявление опасным (а то и просто богохульным), или бездумно принимает его, страдая впоследствии от теософской инфляции. В этом вопросе мы всегда умудряемся занять неверную позицию. Но если бы нам удалось преодолеть себя и избежать своей главной ошибки — непрестанного желания что-то делать с вещами, находить им практическое применение, — возможно, тогда нам удалось бы усвоить тот важный урок, который даёт «Книга мёртвых» (или, по крайней мере, осознать её величие): она открывает умирающему глубочайшую истину, согласно которой даже боги есть не что иное, как сияние и отражение нашей собственной души. Солнце на Востоке не меркнет, как померещилось бы христианину, у которого «похитили» Бога; напротив, человеческая душа оказывается светом Божества, а Божество — душой. Восток с большей лёгкостью принимает этот парадокс, чем, скажем, Ангел Силезский, психологичность которого обогнала даже наше время.

«Книга мёртвых» говорит о первичности души, что крайне важно, ибо это единственное, в чём жизнь нас не убеждает. Наша жизнь настолько переполнена, вещами, теснящими и подавляющими нас,' что, окружённые ими как «данностями», мы не находим времени поразмыслить: кем же они «даны»? Умерший освобождается от мира «данностей»; цель поучений «Книги мёртвых.» — помочь его освобождению. Если при чтении книги нам удастся поставить себя на место умершего, нас ожидает не меньшая, чем его, награда: с первых же строк мы узнаём, что «податель» всего «данного» пребывает внутри нас. Эта истина, вопреки всей очевидности её проявлений как в великом, так и в малом, нам неизвестна, хотя знать её жизненно необходимо. Конечно, такое знание годится только созерцателям, жаждущим постичь смысл существования, гностикам по темпераменту, верящим в спасение через «познание жизни». Для того, чтобы увидеть мир как «данный» сущностью нашей души, необходим коренной переворот в мировоззрении, требующий немалых жертв. Представление о том, что всё происходит «для меня», более непосредственно и впечатляюще (и потому более убедительно), нежели мысль п том, что всё происходит «из меня». Действительно, животная природа человека не позволяет ему видеть в себе творца своих обстоятельств. Вот почему любые попытки такого рода становились предметом тайных посвящений, которые обычно достигали своего апогея в символической смерти посвящаемого, долженствующей указать на необратимый характер происшедшего изменения. Фактически наставления «Книги мёртвых» служат умирающему напоминанием о его посвящении, о том, чему обучал его гуру, — эти наставления суть не что иное, как посвящение умершего в жизнь Бардо, равно как посвящение живущего означает приготовление к загробной жизни. Так, по крайней мере, обстоит дело во всех тайных культах древних цивилизаций со времён египетских и элевсинских мистерий. Однако в посвящении живущего загробный мир — это не мир после смерти, а переворот в его взглядах и стремлениях, психологический загробный мир, или, прибегая к христианским понятиям, искупление мирских соблазнов и греха. Искупление — есть отвержение и избавление от неведения и мрака, движение к просветлению и освобождению, к победе и выходу за пределы всякой «данности».

Итак, «Книга мёртвых» описывает процесс посвящения, цель которого — вернуть душе божественную сущность, утраченную ею с физическим рождением. Для восточной религиозной литературы характерно то, что учение неизменно излагается с самого главного, с основных принципов, которые у нас, как правило, появляются лишь в конце (так, Луций у Апулея обращается с молитвой к Гелиосу только в конце книги). В соответствии с этим, описанное в «Книге мёртвых» посвящение представляет собой ряд ослабевающих пульсаций, завершающийся новым рождением. Единственная разновидность посвящения, которая известна в настоящее время на Западе, — это анализ бессознательного, осуществляемый врачом с психотерапевтическими целями. Такое проникновение в лежащие ниже уровня сознания слои — есть разновидность рациональной майевтики по Сократу: выявление психического содержания, в зародыше пребывающего в подсознании. Первоначально психотерапия была связана с психоанализом Фрейда и сосредоточивалась в основном на сексуальных фантазиях. В «Книге мёртвых» этой области соответствует С и д п а, последняя, низшая область, в которой умерший, не сумевший усвоить смысл поучений двух первых частей книги — «Чигай Бардо» и «Чёнид Бардо», — становится жертвой своих сексуальных, фантазий и прельщается видениями соединяющихся любовных пар. Наконец, одно из материнских чрев улавливает его и вновь рождает в этом мире. Как и следовало ожидать, в действие вступает эдипов комплекс. Если карма умершего такова, что он родится мальчиком, то он влюбится в свою будущую мать и возненавидит отца, и наоборот, будущая девочка почувствует влечение к тому, кто станет её отцом, и отвращение к матери. Европеец проходит эту специфически фрейдистскую область, когда с помощью психоанализа извлекается на свет содержание его бессознательного, но он движется при этом в обратном направлении — от детских сексуальных фантазий к материнскому чреву. В кругах психоаналитиков была высказана гипотеза, что главная психическая травма обусловлена переживаниями в момент рождения; более того, психоанализ пытается восстановить воспоминания о внутриутробном периоде существования. К несчастью, европейский ум достигает на этом своего предела. Можно, казалось бы, ожидать, что психоанализ Фрейда успешно проникнет в область так называемых внутриутробных переживаний и пойдёт дальше; произойди это — и психоанализ покинул бы область С и д п а и проник в низшие слои Чёнид. Однако, опираясь на современные биологические представления, это рискованное предприятие не может увенчаться успехом: основанной на нынешних научных предпосылках философской подготовки для этого явно недостаточно. Если бы путешествие всё-таки удалось продолжить, это наверняка привело бы к постулату о предутробном существовании (т. е. о подлинном существовании в области Бардо) при условии, что удалось бы обнаружить какой-нибудь след этого существования. Как известно, далее чистых гипотез относительно внутриутробного опыта психоанализ не продвинулся; даже пресловутая «травма рождения» обернулась обычным трюизмом вроде того, что «жизнь — это болезнь с неблагоприятным прогнозом, ибо исход её всегда фатален».

Психоанализ Фрейда по существу не пошёл дальше области Сидпа, т. е. не сумел отделить себя от сексуальных фантазий и прочих «несовместимых» тенденций, порождающих беспокойство и иные аффекты. Тем не менее фрейдизм предпринял первую на Западе попытку исследовать — хотя бы снизу, из сферы животного инстинкта, — ту область психики, которой в тантрическом ламаизме соответствует область Сидпа. Вполне понятный страх перед метафизикой помешал Фрейду проникнуть в сферу «оккультного». Согласно психологии «Сидпы Бардо», состояние С ид п а характеризуется мощным потоком кармы, уносящим умершего к «вратам материнского чрева». Из области Сидпа невозможно движение назад — она отрезана от области Чёнид интенсивным стремлением вниз, в сферу животного инстинкта и нового рождения. Это значит, что всякий, кто проникает в область бессознательного на основе чисто биологических предпосылок, неизбежно застрянет в сфере инстинкта и, вновь и вновь выбрасываемый в мир физического существования, не сумеет её покинуть. Именно поэтому фрейдизм остаётся в пределах негативной оценки бессознательного, исчерпываемой формулой «всего-навсего». Необходимо отметить, что подобное представление о душе — типично западное, только выраженное гораздо яснее, проще и безжалостнее, чем выражали его другие. Что касается «разума», то даже Макс Шелер с сожалением заметил, что его могущество, мягко говоря, сомнительно.

С помощью психоанализа рациональный западный дух вторгся в область, которую вполне допустимо назвать неврозом Сидпы, — и остановился здесь, удерживаемый догмой, согласно которой всё психическое субъективно и индивидуально. Но и это вторжение оказалось весьма полезным, так как позволило сделать новый шаг за пределы сознания. Благодаря ему становится понятно, что читать «Книгу мёртвых» европеец должен от конца к началу. С помощью западной науки мы более или менее усвоили психологический характер «Сидпы Бардо», и теперь перед нами стоит задача усвоения предшествующего ему «Чёнид Бардо».

Состояние Чёнид — область «кармических видений» или иллюзий, проистекающих из психического остатка прежних существований. Согласно восточным представлениям, карма — это нечто вроде психической наследственности, основанной на гипотезе о перевоплощении (в крайней её форме на гипотезе о вневременности души). Ни европейская наука, ни европейский разум эту гипотезу принять не могут. К тому же мы слишком мало знаем о посмертном существовании души и не понимаем, как вообще об этом можно что-либо утверждать. Более того, из эпистемологии нам известно, что такого рода утверждения столь же недоказательны, как и утверждения о существовании Бога. Таким образом, принимая концепцию кармы, мы предусмотрительно истолковываем её как психическую наследственность (в самом широком смысле этого слова). Психическая наследственность действительно существует, поскольку наследуются такие психологические характеристики, как черты характера, творческие способности, предрасположенность к определённым болезням и т. п., причём психологическая сущность этих сложных явлений ничуть не страдает от того, что естественные науки сводят их к тем или иным физическим явлениям (ядерные структуры в клетках и т. д.). Среди наследуемых психологических характеристик имеется класс свойств, не зависящих ни от рода, ни от расы, к которым принадлежит индивидум, — универсальные характеристики сознания. Их следует понимать по аналогии с платоновскими формами (eidola), в соответствии с которыми сознание организует своё содержание. Можно описать эти формы как категории, аналогичные логическим категориям, этим основным предпосылкам разума. Однако «формы», которые имею в виду я, относятся не к разуму, а к воображению. Так как плоды воображения в принципе визуальны, их формы с самого начала должны характеризоваться как образы и более того — как типичные образы (вот почему, следуя бл. Августину, я называю их «архетипами»). Сравнительная история религий и мифологий, психиатрия и психология сновидений открывают богатейшие залежи архетипов. Поразительное единообразие этих образов и выражаемых ими идей послужило почвой, питающей самые фантастические построения «теории бродячих сюжетов», — хотя естественнее было бы задуматься над удивительным сходством человеческих-душ всех времён и народов. Фантазии, имеющие архетипическую структуру, возникают самопроизвольно и в любое время и в любом месте, даже если всякая возможность для их заимствования отсутствует. Исходные структурные компоненты души столь же поразительно единообразны, как части человеческого тела. Архетипы — это, так сказать, органы человеческой души, извечно наследуемые формы и идеи, которые сами по себе лишены определённого содержания, но обретают его в течение жизни человека, чей опыт заполняет эти формы. Если бы архетипы не существовали повсеместно и в одинаковом виде, то как объяснить, например, следующее совпадение: почти на каждой странице «Книги мёртвых» говорится о том, что умершие не знают, что они мертвы, — и с этим же утверждением то и дело сталкиваешься в незрелой и смертельно скучной литературе европейского и американского спиритуализма? Впрочем, это утверждение есть и у Сведенборга, но его труды не столь распространены, чтобы из них могли заимствовать буквально все провинциальные «медиумы». Что касается связи между Сведенборгом и «Тибетской книгой мёртвых», то она совершенно немыслима. Идея о том, что мёртвые продолжают своё существование, не подозревая, что они бестелесные духи, эта изначальная, универсальная, архетипическая идея реализуется непосредственно и зрительно, когда кто-нибудь видит привидение. Примечательно, что во всех частях света привидения обладают рядом общих характерных черт. Конечно, мне известно не поддающееся проверке спиритуалистическое толкование этого явления, однако я не собираюсь вторить ему и вполне удовлетворён гипотезой об универсальной, но дифференцированной психической структуре, которая, передаваясь по наследству, формирует и направляет индивидуальный опыт. Подобно тому, как органы тела — не просто конгломераты инертной, пассивной материи, а динамические функциональные комплексы, настойчиво и властно заявляющие о своём существовании, так и органы психики — архетипы — это динамические подсознательные комплексы, в невероятной степени детерминирующие психическую жизнь. Вот почему я называю их доминантами бессознательного. Сфере бессознательного, состоящей из таких универсальных динамических структур, я присвоил название «коллективное бессознательное».
Насколько известно, индивидуальные воспоминания о внутриутробном и предутробном существовании не наследуются, но вне всякого сомнения существуют наследуемые архетипы, которые лишены всякого содержания, так как, прежде всего, не содержат личного опыта. Личный опыт проявляет их в сознании, делает видимыми. Как уже было указано, психология Сидпы характеризуется желанием жить и быть рождённым («Сидпа Бардо» значит «Бардо Стремления к Новому Рождению»). Следовательно, это состояние препятствует опыту сверхличной психической реальности, если, конечно, индивид не сумеет решительно отказаться от нового рождения в мире. Согласно учению «Книги мёртвых», в любом из состояний Бардо индивид имеет возможность достичь Дхарма-Кайи, преодолев четыре склона горы Меру, при условии, что его не собьёт с пути «тусклый свет»... Говоря другими словами, умерший должен отчаянно сопротивляться велениям разума — как мы его понимаем — и избавиться от господства своего «я», которое разум считает сакральным. На практике это означает полное подчинение объективным психическим силам со всеми вытекающими отсюда последствиями, своего рода символическую смерть, которая соответствует в «Сидпе Бардо» Страшному Суду. Такая смерть символизирует конец сознательного, рационального, морально ответственного существования и добровольное подчинение тому, что в «Книге мёртвых,» называется «кармическими видениями». «Кармические видения» порождаются верой в фантастический, крайне иррациональный мир, который не выводится из разума и не согласуется с ним, а является плодом свободного воображения. Любой здравомыслящий человек предостережёт нас, что всё это явная фантазия или бред, и действительно, трудно с первого взгляда отличить такого рода видения от фантасмагорий сумасшедшего. Нередко самого незначительного ослабления умственных способностей достаточно, чтобы породить этот иллюзорный мир. Мрак и ужас, которые царят в нём, сходны с переживаниями, описанными в начале «Сидпы Бардо». Однако содержание этого Бардо обнаруживает архетипы — кармические видения, появляющиеся в устрашающем облике. Состояние Ч ё н и д подобно искусственно вызванному психозу.

Мы часто читаем и слышим об опасностях, связанных с йогой — особенно с Кундалини-йогой. Умышленно вызванное психопатическое состояние может легко перейти у человека с неустойчивой психикой в подлинный психоз — и к этому следует относиться со всей серьёзностью. Подобные вещи очень опасны и не терпят нашего западного подхода: здесь начинается игра с судьбой, способная потрясти основы человеческого существования и вызвать такой поток страданий, о котором обычный человек даже не подозревает. Эти страдания, соответствующие адским мукам области Ч ё н и д, описаны в «Книге мёртвых» так: «И тогда один из Палачей-Мучителей Бога Смерти набросит тебе на шею петлю и повлечёт за собою. Он отсечёт тебе голову, вырвет сердце, вывернет чрево, высосет мозг, выпьет кровь; он пожрёт твою плоть и изгложет кости, но ты не сможешь умереть. Хотя тело твоё будет разорвано на мелкие части, оно оживёт вновь. И так будет повторяться снова и снова, причиняя тебе ужасную боль и муку».

Этими мучениями удачно описывается реальный смысл опасности — расчленения целостного тела Бардо, представляющего собой нечто вроде «тонкой материи», которая образует оболочку психического «я» после смерти. Психологический эквивалент такого расчленения — явление диссоциации и её крайняя форма шизофрения (расщепление личности). Это самое распространённое психическое заболевание связано, по сути дела, с упомянутым ослаблением умственных способностей, благодаря которому исчезает контроль со стороны сознания и открывается неограниченный простор для деятельности подсознательных «доминант».
Таким образом, переход из состояния Сидпы в состояние Чёнид характеризуется опасным изменением целей и намерений сознания, отказом от устойчивого «я» и подчинением крайней неопределённости, воплощённой в хаосе форм. Фрейд продемонстрировал глубочайшую интуицию, назвав его «средоточием тревоги». Страх пожертвовать собой скрывается в глубине каждого «я» и нередко свидетельствует о слабо сдерживаемых силах подсознания, готовых вырваться на свободу. Никто из стремящихся к обретению самости не избавлен от этой опасности, поскольку то, что вызывает страх, также принадлежит самости: это подсознательная или надсознательная область психических «доминант», от которых «я» с огромным трудом, но лишь частично эмансипировалось ради достижения в той или иной степени иллюзорной свободы. Безусловно, такая эмансипация необходима и даже героична, но ровно ничего не решает: она лишь создаёт субъекта, вынужденного во имя самоутверждения противопоставлять себя объекту. Даже поверхностный взгляд обнаруживает, что Запад переполнен проектами по достижению этой цели. В мире объектов мы ищем и находим трудности, препятствия и врагов: мы охотно помещаем добро и зло в видимые предметы, чтобы удобнее было побеждать, наказывать и уничтожать зло и наслаждаться добром. Но сама природа не позволяет длиться этому состоянию райской невинности вечно. Всегда находятся люди, которые открывают, что мир объектов (и связанный с ним опыт) по сути своей символичен и отражает лишь то, что пребывает в самом субъекте, в его собственной сверхсубъективной реальности. Эта глубочайшая интуиция, согласующаяся с ламаистским учением, помогает нам понять истинный смысл состояния Ч ё н и д («Чёнид Бардо» значит «Область Постижения Реальности»).
Согласно «Чёнид Бардо», реальность, характеризующая состояние Чёнид, — это реальность сознания. «Мысли» предстают здесь как нечто реальное, фантазия обретает зримые формы, перед умершим проходят жуткие видения, порождённые его кармой и направляемые «доминантами» бессознательного. Первым среди них (если читать книгу с конца) появляется всесокрушающий Бог Смерти — воплощение всех ужасов; за ним следуют 28 «злосильных» и 58 «кровожадных» божеств и богинь. Несмотря на свой демонический облик и хаотическую смесь чудовищных атрибутов, все они подчиняются определённому порядку. Божества образуют группы, в которых располагаются по четырём направлениям и различаются символическими цветами. Постепенно обнаруживается, что божества организованы в мандалы, или круги с четырёхцветным крестом внутри. Четыре цвета соответствуют следующим четырём аспектам мудрости:
белый — путь мудрости, подобной зеркалу,

жёлтый — путь мудрости равенства,

красный — путь мудрости различия,

зелёный — путь мудрости свершения.
На высшем интуитивном уровне умерший знает, что все «мысли» исходят из него и что четыре пути мудрости — есть эманация его собственных психических способностей. Эта идея приводит нас к психологии ламаистской мандалы, которую я уже обсуждал в изданной совместно с Рихардом Вильгельмом «Тайне Золотого Цветка».

Продолжая движение в области Чёнид, мы достигаем, наконец, сферы, где перед нами предстают Четверо Великих: Зелёный Амога-Сидхи, Красный Амитаба, Жёлтый Ратна-Сам-бава и Белый Ваджра-Сатва. Завершается восхождение голубым сиянием тела Будды Дхарма-Дату, исходящим из центра мандалы или сердца Вайрочаны.

После этого «кармические видения» прекращаются: сознание, освобождаясь от привязанности к формам и объектам, возвращается во вневременную, изначальную область Дхарма-Кайи. Таким образом, читая «Книгу мёртвых» с конца, мы достигаем состояния Чигай, наступающего в момент смерти.

Думаю, приведённых мной разъяснений достаточно для того, чтобы внимательный читатель получил представление о психологии «Книги мёртвых». Книга описывает — в обратном порядке — обряд посвящения, который, в противовес эсхатологическим чаяниям христиан, подготавливает душу к нисхождению в мир физического существования. Имея в виду крайне рационалистическую и мирскую направленность европейского сознания, целесообразно читать «Книгу мёртвых» с конца и рассматривать её как описание восточного посвящения, хотя каждый волен заменить божеств «Чёнид Бардо» христианскими символами. В любом случае приведённая мной последовательность событий аналогична феноменологии европейского подсознания, подвергшегося «обряду посвящения» (иными словами, психоанализу). Происходящая в ходе психоанализа трансформация подсознания позволяет соотнести его с религиозными обрядами посвящения, хотя последние принципиально отличаются от психоанализа тем, что предвосхищают естественный ход событий и заменяют самопроизвольно возникающие символы тщательно отобранной системой символов. (Таковы «Упражнения» Игнатия Лойолы или йогическая медитация буддистов и тантристов.)

Изменение порядка чтения, предложенное мной для облегчения понимания «Книги мёртвых», никоим образом не соответствует её подлинному замыслу. Точно так же использование книги в психологических целях — не более как побочная возможность, допускаемая, впрочем, ламаистской традицией. Подлинная цель этой необычной книги (сколь бы странной ни казалась она современному образованному европейцу) — дать умершему сведения о его путешествии по областям Бардо. В западном мире только католическая церковь оказывает хоть какую-то помощь душам умерших. Что касается протестантов с их жизнеутверждающим оптимизмом, то у них имеется лишь несколько «Обществ спасения», члены которых убеждают умерших в том, что те мертвы. В целом, на Западе нет ничего, что можно было бы сравнить с «Книгой мёртвых» (за исключением нескольких эзотерических сочинений, не доступных ни широкой публике, ни рядовым учёным). Предание относит «Книгу мёртвых» к числу «сокровенных» книг, в которых описан специфический способ магического «исцеления души» после смерти. С рациональной точки зрения культ мёртвых основан на вере во вневременное существование души, но его иррациональную основу следует искать в психологической потребности живых что-нибудь сделать для умерших. Эта потребность проявляется даже у «просвещённых» людей, переживших смерть близких или друзей, благодаря чему — независимо от степени нашей «просвещённости» — на Западе сохранились обряды, связанные с мёртвыми (вспомним хотя бы мавзолей). Но, не считая католических заупокойных месс, эти обряды проводятся на очень низком уровне — и не потому, что мы не способны убедить себя в бессмертии души, а потому, что крайне рационализировали указанную психологическую потребность. Мы ведём себя так, словно её вообще нет и, независимо от своей веры в загробную жизнь, ничего для умерших не делаем. Уровень католических заупокойных месс достаточно высок, ибо они направлены на психическое благополучие умерших, а не на слезливую сентиментальность живых, но и они не сравнимы с высочайшим духовным напряжением, запёчатлённым в «Книге мёртвых». Её наставления столь подробны и столь приспособлены к малейшим изменениям в состоянии умершего, что каждый серьёзный читатель вправе задать себе вопрос: «А что если мудрые ламы и в самом деле заглянули за пределы трёх измерений и сорвали завесу с величайшей из тайн?»

Возможно, удел истины — приносить людям разочарование, но, читая «Книгу мёртвых», буквально ощущаешь её достоверность. Как неожиданно обнаружить загробное существование (относительно которого наше религиозное сознание сформировало самые величественные представления) окрашенным в мрачные тона кошмаров! Истинное просветление умерший испытывает не в конце Бардо, а в его начале, в момент смерти, после чего начинается погружение в область иллюзий и неведения, постепенная деградация, завершающаяся новым рождением в физическом мире. Духовная вершина достигается человеком в момент завершения жизни; следовательно, жизнь — есть средство для достижения высшего совершенства; именно она порождает карму, открывающую умершему возможность обрести извечный свет Пустоты, остановиться в центре колеса рождений, освободиться от иллюзий возникновения и разрушения. Пребывание в Бардо не связано ни с вечным блаженством, ни с вечными муками: это нисхождение в очередную жизнь, которая приближает человека к его конечной цели, высочайшему завершению его трудов и стремлений в период земной жизни. Трудно не признать возвышенный и героический характер этой точки зрения.

Нисхождение в области Бардо подтверждается западной спиритуалистической литературой, производящей, впрочем, отвратительное впечатление своими банальными и бессодержательными сведениями «из мира духов». Научная мысль без колебания истолковывает эти сведения как эманацию подсознания «медиумов» и распространяет такое толкование и на «Тибетскую книгу мёртвых». Действительно, трудно отрицать тот факт, что в целом книга порождена архетипическим содержанием бессознательного, за которым западный разум совершенно справедливо усматривает не физическую или метафизическую, а «всего-навсего» психическую реальность. Но независимо от того, как «дана» вещь, субъективно или объективно, она есть. «Книга мёртвых» и не утверждает ничего большего: её пять Дхьяни-Будд — не что иное, как психические феномены. Умерший должен понять (если он не понял этого при жизни), что его психическое «я» и «податель» всего «данного» — одно и то же. Мир божеств и духов — это коллективное бессознательное внутри меня. Чтобы прочесть эту фразу в обратном порядке: «коллективное бессознательное — это мир божеств и духов вне меня», нужны не просто логические способности, а вся человеческая жизнь (и даже, возможно, несколько жизней) всё возрастающей полноты. Заметьте, я не говорю «всё возрастающего совершенства», ибо тот, кто совершенен, делает открытия совсем иного рода.

КНИГА I

ЧИГАЙ БАРДО И ЧЁНИД БАРДО

ПОКЛОНЕНИЯ

Божественному Телу Истины1, Непостижимому,

Беспредельному Свету,
Божественному Телу Совершенного2: Лотосу, Мирным и

Гневным Божествам3,
Лотосорождённому Воплощению, Падма Самбаве4,

Защитнику всех живых существ,
Гуру, Трём Телам2 — почтительный поклон.

Примечание:

1 Во всех тибетских системах йоги главной целью является постижение Пустоты, так как оно ведёт к достижению Дхарма-Кайи, или Божественного Тела Истины — изначального состояния несозданности, абсолютного, надмирного состояния Будды.
 

2 Божественное Тело Совершенного, Самбхога-Кайя — второе тело Будды. Первое — Дхарма-Кайя — величайшее из Трёх Тел Будды, всех Будд, всех существ, достигших совершенного Просветления. Третье — Нирмана-Кайя, Божественное Тело Воплощения.
 

3 «Эти Божества пребывают в нас и не есть что-то существующее вне нас. Во всех состояниях земного бытия мы образуем единое целое с тем, что есть, — от низших миров страдания до высочайших сфер блаженства, Абсолютного Просветления. В эзотерическом смысле Божества Лотоса — это обожествлённые принципы речевых функций; Мирные Божества — принципы сердца, эмоциональных функций; Гневные — ментальных функций: мышления, рассуждения, воображения и памяти, локализованных в головном мозгу». — Лама Кази Дава-Самдуп.
 

4 Падма Самбава — «Лотосорождённый», т. е. рождённый в чистоте и святости. Тибетцы называют его Гуру Ринпоче (Драгоценный Гуру) или просто Гуру (санскр. — Учитель). Его последователи считают, что он — воплощение Будды Шакья Муни в тантрическом, т. е. крайне эзотерическом смысле.

ВСТУПЛЕНИЕ

Великое Учение об Освобождении Слушанием, что дарует в Промежуточном Состоянии духовную свободу последователям, наделённым обычным умом, состоит из трёх ступеней: подготовительной, основной и заключительной.

Сначала ищущий Освобождения должен пройти подготовительную ступень Руководств1.

Примечание:

1 Руководства — книги, в которых даются практические указания на Пути Б о д х и, ведущем через земной мир и Бардо (посмертное состояние) к новому рождению или к Нирване.

ПЕРЕНОС ПОТОКА СОЗНАНИЯ1

С помощью Руководств человек с исключительно развитым умом несомненно достигнет Освобождения; если же он не будет освобождён, тогда в Промежуточном Состоянии Момента Смерти необходимо осуществить Перенос сознания; одно воспоминание об этом процессе даст Освобождение.
Человек, наделённый обычным умом, может достичь Освобождения таким же образом; если же он не будет освобождён, тогда в Промежуточном Состоянии Реальности необходимо усердно внимать Великому Учению об Освобождении Слушанием.
Прежде всего он должен определить признаки смерти, которые последовательно возникают в его умирающем теле, следуя указаниям Учения об Освобождении Наблюдением за Признаками Смерти2. Когда проявятся все признаки, он должен осуществить Перенос; одно воспоминание об этом процессе даст Освобождение3.

Примечание:

1 В тексте — тибетское слово пхо, которое означает «перенос» (совокупности кармических склонностей, составляющих личность и сознание или связанных с ними). Употребление термина «душа» здесь неправомерно, так как, в отличие от иудаизма, христианства, ислама и анимистических культов, буддизм отрицает существование постоянного и неизменного индивидуального сознания. Но какое бы слово, синонимичное или эквивалентное ему, не употреблялось, оно должно вызывать ассоциации
с «принципом сознания», «суммой сознания» или с «жизненным потоком» — термин, употребляемый южными буддистами.

2 Тибетская книга из цикла Бардо, используемая ламами в дополнение к Бардо Тёдол. Посвящена признакам
и подробно.

3 Под Освобождением здесь не обязательно подразумевается Нирвана, особенно в случае простого человека. Скорее, это освобождение «потока жизни» от умирающего тела, осуществляемое таким образом, чтобы обеспечить наибольшую полноту сознания после смерти и последующее благоприятное рождение. По словам лам-гуру, искусный йог или святой способны осуществить эзотерический процесс Переноса, исключив перерыв в потоке сознания от момента сознательной смерти до момента сознательного рождения. .Судя по переводу древней тибетской рукописи, сделанной ламой Кази Дава-Самдупом, которая содержит практические указания по осуществлению Переноса, этот йогический процесс может быть выполнен человеком, обученным духовной концентрации, т. е. такой сосредоточенности ума, которая позволяет контролировать все ментальные и физические функции. Простое воспоминание об этом процессе в момент смерти равносильно для йога осуществлению самого Переноса. Как только тренированный разум йога сосредоточится на этом процессе, немедленно достигается желаемый результат.

ЧТЕНИЕ ТЁДОЛ

Если Перенос был выполнен успешно, в чтении Т ё д о л нет нужды; если же Перенос не удался, тогда Т ё д о л следует читать, без ошибок и внятно, возле мёртвого тела.
Бывает так, что тело отсутствует, тогда постель или сидение, к которому привык умерший, должен занять чтец; он и возвестит могущество Истины. Затем, вызывая дух умершего, вообрази, что он присутствует здесь, слушая; и читай1. В это время ни родственнику, ни другу не следует позволять плакать и причитать: это вредно для умершего; поэтому удержи их2.
Если же тело имеется, то, с последним вздохом, лама, который был гуру умершего, или собрат по вере, которому умерший доверял, или друг, которого он очень любил, приблизив губы к уху умершего, но не касаясь его3, должен читать великий Т ё д о л.

Примечание:

1 Лама или чтец, расположившись в доме умершего, как указано, независимо от того, имеется мёртвое тело или нет, должен вызвать умершего во имя Истины: «Истинны Три Сокровища, и Истина, провозглашённая Тремя Сокровищами, истинна; силой этой Истины вызываю тебя». Хотя мёртвое тело может отсутствовать (если, например, человек погиб насильственной смертью, если несчастный случай повлёк за собой исчезновение или разрушение тела, если, в соответствии с астрологическими вычислениями, тело было удалено или уничтожено сразу после смерти, что нередко бывает в Тибете), дух умершего, обладающий невидимым телом Бардо, должен, тем не менее, присутствовать при чтении, чтобы получить необходимое руководство в странствии по потустороннему миру. На это указывает и «Египетская книга мёртвых».

2 Такой запрет существует и в брахманизме.

3 Согласно тибетским и ламаистским представлениям, нельзя прикасаться к телу умершего, чтобы не помешать нормальному отделению потока сознания, который покидает тело через отверстие Брамы, находящееся в темени. В противном случае поток сознания может выйти через какое-нибудь другое отверстие, что повлечёт за собой новое рождение не в образе человека. Если, например, выход произошёл через ухо, умерший родится в мире гандхарвов (небесных музыкантов), где будет существовать в виде звука в музыке или песне.

КАК СОВЕРШАЮЩЕМУ ОБРЯД ЧИТАТЬ Т Ё Д О Л

Теперь о том, как следует читать Тёдол.

Если ты сможешь собрать обильные приношения, принеси их в жертву Трём Сокровищам. Если же этого сделать нельзя, тогда собери сколько сможешь, сосредоточься на этом, вообрази, что твои приношения безграничны, и принеси их в жертву.

Вслед за этим семь раз или трижды, внятно и с надлежащей интонацией1 читай «Путь Благих Пожеланий, Взывающих к Помощи Будд и Бодисатв». Затем читай «Путь Благих Пожеланий, Защищающих от Опасностей Бард о», а также «Основные Слова Бардо».

После чего семь раз или трижды2, сообразно обстоятельствам, следует читать великий Т ё д о л. Сначала идут наставления о встрече лицом к лицу3 с признаками смерти по мере их появления. Далее великое и деятельное напоминание — наставления о встрече с Реальностью в Промежуточном Состоянии. И наконец, наставления о том, как затворить врата материнского чрева, когда пребывающий в Промежуточном Состоянии устремляется к новому рождению4.

Примечание:

1 Ср. следующие два отрывка, первый из «Книги об искусстве умирать», второй — из «Науки о правильной смерти» (XV век).
«Следует знать, что приведённые ниже молитвы могут пригодиться для чтения над больным, который приближается к кончине. Если умирающий — монах, тогда собираются все послушники и, как принято по обычаю, стучат по столу, а потом читают литанию с псалмами и молитвами, которые тот любил. После этого, если он ещё жив, пусть кто-либо из стоящих поблизости читает молитвы, сколь позволит время и обстоятельства».
«Если умирающий, будь он мужчина или женщина, не имеет возможности или не способен читать указанные молитвы, то читать их должен стоящий возле него, громким голосом и меняя интонацию там, где её надлежит изменить».

2 Ср. в «Науке о правильной смерти»: «После этого он (умирающий) должен, если в силах, трижды произнести следующие слова».

3 «Встреча лицом к лицу» — специальное обучение, при котором источником знания для ученика служит его собственное высшее «я» или его гуру. Только тогда ученик
получает подобающее знание, что бывает в самом конце обучения». — Е. П. Блаватская.


4 Первое Бардо — Чигай, второе — Чёнид, третье — Сидпа.

ЧАСТЬ I

БАРДО МОМЕНТА СМЕРТИ

НАСТАВЛЕНИЯ О ПРИЗНАКАХ СМЕРТИ,
ИЛИ ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ ЧИГАЙ БАРДО: СВЕТ, СОЗЕРЦАЕМЫЙ В МОМЕНТ СМЕРТИ

Наставления о встрече с Чистым Светом в Промежуточном Состоянии Момента Смерти таковы:

Можно слушать много религиозных наставлений, но не познать. Можно познать и всё же быть нетвёрдым в знании. Но если обратить эти наставления к тому, кто практически обучался так называемым Руководствам, он предстанет перед Изначальным Чистым Светом, минуя Промежуточное Состояние, вступит на Великий Восходящий Путь1 и достигнет Дхарма-Кайи Нерождения.

Наставлять следует так:

Лучше всего, если присутствует гуру, который обучал умершего; если это невозможно, пусть придёт собрат умершего по вере; если и он не может прийти, тогда — сведущий человек одной веры с умершим; если же и это невозможно, пусть человек, умеющий правильно и выразительно читать, многократно читает это. Таким образом до сознания умершего будет доведено то, что он уже слышал о встрече с Реальностью, и он немедленно узнает Изначальный Свет и несомненно достигнет Освобождения.

О сроках чтения наставлений:

С последним выдохом умирающего его жизненная сила устремится в нервный центр Мудрости2, и Познающий3 воспримет Чистый Свет как он есть4. Затем жизненная сила5 будет отброшена вниз по правому и левому нервам6, и умирающий окажется в Промежуточном Состоянии.

Эти наставления следует исполнить до того, как жизненная сила устремится в левый нерв после того, как она пересекла нервный центр в области пупа.

Перемещение жизненной силы происходит на протяжении вдоха умирающего или приблизительно соответствует времени, необходимому для принятия пищи7.

Далее следуют такие наставления:

Осуществить Перенос лучше всего, когда дыхание вот-вот прекратится; если же он не удался, тогда обратись к умершему так:

«О благороднорождённый (такой-то), настало время искать Путь. Твоё дыхание сейчас остановится. Гуру подготовил тебя к встрече с Чистым Светом; сейчас ты воспримешь его как он есть в Мире Бардо, где все вещи подобны ясному безоблачному небу, а обнажённый незамутнённый разум — прозрачной пустоте, у которой нет ни границ, ни центра. Познай себя в это мгновение и останься в этом Мире. Я помогу тебе».

Повтори эти слова многократно на ухо умирающему как раз перед тем, как прекратится его дыхание, чтобы запечатлеть их в его уме.

Если дыхание вот-вот прервётся, переверни умирающего на правый бок, в позу «лежащего льва». Артерии с правой и левой стороны горла следует прижать.

Если умирающего клонит ко сну или он уже заснул, надо этому воспрепятствовать, осторожно, но крепко зажав артерии8.

В этом случае жизненная сила не сможет вернуться из срединного нерва9 и покинет тело через отверстие Брамы10. Теперь следует наставлять его о встрече с Реальностью.

В это мгновение все живые существа видят первые проблески Бардо Чистого Света Реальности, Совершенного Разума Дхарма-Кайи.

Время между прекращением выдоха и прекращением вдоха — это время, в течение которого жизненная сила пребывает в срединном нерве11.

Люди называют это состоянием, когда прерывается поток

сознания12. Его продолжительность различна и зависит от состояния организма, нервной системы и жизненной силы. Тот, кто имел хотя бы небольшой практический опыт глубокой дхьаны или наделён крепкими нервами, тот пребывает в этом состоянии долго13.

При наставлении о встрече с Реальностью следует повторять обращения к умершему, приведённые выше, до тех пор, пока из разных отверстий телесных органов умершего не начнёт выделяться желтоватая жидкость.

Тот, кто вёл неправедную жизнь, и тот, у кого слабые нервы, будут пребывать в этом состоянии лишь столько, сколько требуется, чтобы щёлкнуть пальцами; другие же — время, необходимое для принятия пищи.

В некоторых тантрах говорится, что обморочное состояние продолжается около трёх с половиной дней. Большинство других священных книг упоминает о четырёх днях; в течение всего этого времени наставления о встрече с Чистым Светом следует неустанно продолжать.

Применять эти указания нужно так.

Если, умирая, человек способен определить признаки смерти, он должен немедленно воспользоваться своим знанием14. Если же он не может этого сделать, тогда гуру, или шишья, или собрат по вере, с которым умирающий был близок, должен находиться рядом, чтобы сообщать ему признаки смерти по мере того, как они появляются в надлежащем порядке, и повторять многократно15:

«Сейчас появились признаки земли, погружающейся в воду»16.

Когда проявились все признаки смерти, скажи, обращаясь к умершему, такие слова, негромко произнеся их на ухо:

«О благороднорождённый (если это священнослужитель, — о преподобный), не позволяй своему уму отвлекаться».

Если же это собрат по вере или кто-либо другой, назови его по имени и скажи:

«О благороднорождённый, сейчас приходит к тебе то, что называют смертью; думай о ней так: «Вот и настал час моей смерти; воспользуюсь же ею во благо всех живых существ, которые населяют беспредельные просторы небес, и буду поступать так, чтобы достичь совершенного состояния Будды, движимый любовью и состраданием к ним и направляя все свои усилия к Высшему Совершенству».

Думай так, особенно в то время, когда Дхарма-Кайя Чистого Света в посмертном состоянии может быть достигнута тобою на благо всех живых существ; знай, что ты находишься в этом состоянии, и будь уверен, что обретёшь высшее благо Мира Великого Символа17, в котором пребываешь; думай так:

«Даже не понимая этого, я всё же хочу познать Бардо и, подчинив себе Великое Тело Единства в Бардо, явиться в любом образе на благо всем существам18; я буду служить всем живым существам, число которых беспредельно, как просторы небесные».

Укрепившись в этом решении, постарайся вспомнить те благочестивые обряды, которые выполнял в течение жизни»19.

Произнося эти слова, чтец должен приблизить свои губы вплотную к уху умирающего и повторить их отчётливо, ясно доводя до сознания умирающего, не позволяя его уму отвлекаться ни на мгновение.

Когда дыхание полностью прекратится, крепко прижми сонную артерию; а если умирающий — лама, или благороднее тебя, или более учён, произнеси следующие слова:

«Почтенный господин, теперь, когда ты созерцаешь Изначальный Чистый Свет, постарайся остаться в том мире, где сейчас пребываешь».

Что касается остальных людей, то чтец должен наставлять их о встрече с Реальностью так:

«О благороднорождённый (такой-то), слушай! Сейчас ты созерцаешь Сияние Чистого Света Совершенной Реальности. Познай его. О благороднорождённый, твой разум20 пуст, он лишён формы, свойств, признаков, цвета; он пуст — это сама Реальность, Всеблагость21.

Твой разум пуст, но это не пустота Небытия, а разум как таковой, — свободный, трепещущий, блаженный; это само Сознание22, Всеблагой Будда23,

Твоё сознание, лишённое формы и воистину пустое, и твой разум, сияющий и блаженный, — оба они неразделимы. Их единство и есть Дхарма-Кайя Совершенного Просветления24.

Твоё сознание, сияющее, пустое, неотделимо от Великого Источника Света; оно не рождается и не умирает, оно — Немеркнущий Свет, Будда Амитаба25.

Этого знания достаточно. Осознав, что пустота твоего разума есть состояние Будды, и рассматривая её как своё собственное сознание, ты достигнешь состояния Божественного Разума26, Будды27.

Повтори эти слова внятно и отчётливо трижды или даже семь раз. Во-первых, они пробудят в сознании умирающего прежние, полученные при жизни наставления гуру о встрече с Реальностью; во-вторых, помогут увидеть в пустоте сознания Чистый Свет; и наконец, осознав себя таким образом, умирающий навсегда соединится с Дхарма-Кайей и достигнет Освобождения28.

 Примечание:

 1 Тиб. «Великий Прямой Путь Вверх». Одно из учений северного буддизма утверждает, что духовного освобождения и даже состояния Будды можно достичь мгновенно, без вступления в область Бардо  и последующих страданий  на  пути  обычной  эволюции,  пересекающем  различные миры сансарического бытия. Это учение лежит в основе Бардо  Тёдол. Вера — первый шаг на Тайном Пути. Следующий шаг — Просветление, которое приносит Уверенность. Когда цель достигнута, наступает Освобождение.   Но  здесь  для   успеха   необходимы   как   чрезвычайная опытность в искусстве йоги, так и накопленные в большом количестве добродетели, т. е. хорошая карма. Если ученик увидит и примет Истину, открываемую ему гуру, другими словами, если он сможет умереть сознательно,   в   важнейший   момент  постигнет  Чистый   Свет, сияющий перед ним,  и  сольётся с ним, — тогда  оковы Сансары  тотчас падут: Спящий пробудится к Реальности одновременно с её осознанием.

Здесь и далее в тексте «центр» означает психический центр. Нервный центр Мудрости локализован в области сердца.

3 Тиб.  шепа — «разум», «познающий», т. е.  ум  в его познающей функции.

4 Тиб. — «лишённый формообразующей активности», т. е. ум в естественном, изначальном состоянии. В своём неестественном состоянии, т. е. воплощённый в человеческом теле, ум подвергается мощному воздействию пяти чувств и   занимается   постоянной   мыслеобразующей   деятельностью.   Естественное   или   невоплощённое   состояние — состояние покоя, которое можно сравнить с дхьяной (глубокая  медитация),  хотя  здесь ум  ещё  соединён  с телом. Сознательное восприятие Чистого Света вызывает состояние  экстаза,   которое   святые   и   мистики   Запада называют Озарением.

5 Тиб. лук — «дух жизни», «жизненная сила», «психическая энергия».

6 Тиб. — «правый и левый нервы

7   Когда был составлен этот текст, механические способы измерения времени были ещё неизвестны. Подобная ситуация до сих пор сохраняется во многих районах Тибета,   где   в   ходу   часто   упоминаемый   в  древних   священных книгах  промежуток времени, необходимый для принятия пищи, т. е. 20—30 минут.

Человек должен  умереть  в  бодрствующем  состоянии, ясно сознавая процесс смерти, — для этого и зажимают артерии.

9 Санскритское слово дхути в тексте означает «срединный нерв», букв, «соединение трёх». «В словаре В. С. Апта (1890 г.) есть схожее с дхути слово, означающее «дрожание», «движение»; соотнесённое с нашим текстом, оно указывает на вибрационное движение психической энергии, проходящей по срединному нерву». — Лама Кази Дава-Самдуп.

«Дхут и может означать «отбрасывание», «выбрасывание», что указывает на отделение сознания от тела в процессе смерти». — Атал Бихари Гхош.

10 См., прим. 3, с. 34. Если в этот момент умирающий сосредоточен  и   бдителен,  то  благодаря  слушанию  Тёдол он  осознает -   важность  удержания жизненной силы в срединном нерве, пока она не выйдет через отверстие Брамы.

11 По истечении последнего выдоха жизненная сила (букв, «внутреннее дыхание») остаётся в срединном нерве до тех пор, пока продолжает биться сердце.

12  Тиб. намше,  санскр.  виджняна или,  предпочтительнее,  чайтанья — «принцип  сознания»,   «принцип познания объектов».

13 Как правило, оно длится 4—5, иногда 7 дней. Поток сознания, однако, не всегда пребывает в теле человека всё это время, если это не особое состояние транса, какое может, например, вызвать йог. Обычно поток сознания покидает тело в момент смерти, сохраняя с ним неуловимую магнетическую связь, пока состояние, о котором говорится в тексте, не подойдёт к концу. Только для последователя йоги отделение потока сознания происходит непрерывно, т. е. без обморочного состояния.

Смерть — процесс, обратный рождению: рождение — это воплощение сознания, смерть — его развоплощение, но в обоих случаях сознание переходит из одного состояния в другое. Как новорождённый пробуждается в этом мире и на собственном опыте постигает его природу, так и умерший пробуждается в мире Бардо и знакомится с его особенностями. Тело Бардо, образованное из невидимой, эфироподобной материи, — точная копия человеческого тела, от которого оно отделилось после смерти. Оно сохраняет сознание и психическую нервную систему (дубликат нервной системы человеческого тела).

14 Смысл   этой   фразы   в   том,   что   умирающий   должен не только определить признаки смерти по  мере их  появления, но и, по возможности, осознать Чистый  Свет, не будучи наставленным о встрече с ним другим человеком.

15 Ср.  следующие  наставления  из  «Искусства  умирать» (XV век): «Когда кто-либо умирает, то очень важно присутствие   рядом   с   ним   близкого   друга,   который   всем сердцем окажет ему помощь и помолится во благо души его».

16 Три основных признака смерти  (в тексте назван лишь первый,   но,   разумеется,   совершающий   обряд  знает   и остальные и назовёт их, когда они появятся)  и их символические образы таковы:   1)  ощущение тяжести в теле — «земля в воде»; 2)  ощущение холода, словно тело оказалось в воде, которое постепенно переходит в лихорадочный жар — «вода в огне»; 3)  ощущение, словно тело разрывается на мельчайшие атомы — «огонь в воздухе». Каждый признак сопровождается внешними изменениями, такими как утрата контроля над лицевыми мускулами, потеря слуха и зрения, прерывистое дыхание перед обмороком;   с  помощью  их ламы,   искушённые  в  науке смерти, определяют взаимозависимые психические феномены, достигающие кульминации в момент освобождения тела Бардо   от земной оболочки.

17 В  этом   состоянии   осознание   Истины   возможно   при условии, что умерший далеко продвинулся по Пути духовного развития ещё до смерти. Иначе он ничем не сможет себе помочь и будет опускаться в низшие области Бардо, как  это   предопределено   кармой,   вплоть   до   нового рождения.

18  Тибетский текст здесь предельно краток.  Буквальный перевод: «желаю явиться в любом, кто подчинит в благих целях любого». Для подчинения любого существа в человеческом мире необходимо принять образ, который отвечает его религиозным представлениям.  Так, чтобы привлечь шиваита, принимается образ Шивы, мусульманина — образ  Магомета  и  т.  д.  для  всех  существующих на   земле   религий,   обычаев   и   порядков,   т.   е.   образ, соответствующий конкретной ситуации. Для  подчинения детей необходимы родители, и наоборот, для шишья — гуру, и наоборот, для простых людей — цари или правители, для царей — советники.

19 Ср. отрывок из «Книги об искусстве умирать»: «Если же тому, кто умирает, не угрожает внезапная смерть и у него есть время и место, чтобы предаться размышлениям, тогда пусть находящийся возле него прочтёт ему те благочестивые истории и молитвы, которые он особенно любил, будучи здоров».

20 Тиб.  шериг — «разум», «познавательная способность».

21 Санскр. Дхарма-Дату Саманта-Бхадра — воплощение Дхарма-Кайи, первое состояние Будды. Рукопись ошибочно содержит вместо Всеблагости, «Всеблагого Отца» — «Всеблагую Мать». Согласно Великому Учению Совершенствования, Отец — это то, что является, т. е. феномены; Мать — то, что осознаёт феномены. Отец — это Блаженство; Мать — Пустота, воспринимающая его; Отец — Сияние, Мать — Пустота, вбирающая его; в тексте этой книги Отец — Разум, Мать — Пустота. Повторение слова «пустота» подчёркивает важность понимания того, что разум в действительности пуст (имеет природу пустоты), т. е. нерождён, несотворён, лишён формы, изначален.

22 Тиб. ригпа — «сознание», в отличие от познавательной способности, с помощью которой оно сознаёт себя. Обычно  ригпа    и    шериг — синонимы,   но   в  такой глубоко философской книге, как Бардо  Тёдол, ригп а   означает наиболее чистый  и духовный   (т.  е.  надмирный)  аспект сознания, а шериг   указывает на сознание в более грубом,  не абсолютно духовном  аспекте познания феноменов. В этой части Бардо Тёдол, в которой психологический анализ сознания или ума особенно глубок, мы переводим ригпа — «сознание», а шериг — «разум» или же, в зависимости от контекста, ригпа — «сознание», а шериг — «осознание феноменов», каковым и является «разум».

23 Санскр.  Саманта    («всё»,  «всеобщее», «совершенное»)  Бхадра   («благой»,   «благотворный»).  В  этом состоянии созерцающий неотделим от созерцаемого, как желтизна неотделима от золота, а солёность — от соли. Для  обычного  человеческого  ума  это  трансцендентное состояние выше понимания.

24 Из единства двух состояний разума или сознания, обозначенных  терминами   ригпа    и    шериг    и   символизируемых   Всеблагими   Отцом   и   Матерью,   происходит Дхарма-Кайя       («Тело     Истины»),      Совершенное Просветление, состояние Будды. Дхарма-Кайя — чистейшее и высочайшее состояние надмирного бытия, надмирное сознание, свободное от всех ментальных ограничений и помрачений, которые возникают в результате соприкосновения первичного сознания с материей.

25  Как Будда Саманта-Бхадра есть Всеблагость, так Будда Амитаба есть Безграничный Свет; как указывает текст, оба состояния, в конечном счёте, одно и то же, только рассматриваются в разных аспектах.  В первом подчёркивается Всеблагой Разум, во втором — Просветляющая Энергия   Бодхи,   символизируемая   Буддой   Амитабой (олицетворение Мудрости), Источником Жизни и Света.

26 Тиб. — «мысли», «разум»; в высоком стиле — «Божественный Разум».

27 Достижение   состояния,  несансары,   которое   есть Пустота,    Нестановление,    Нерождённость,    Несотворённость, Неоформленность, означает достижение состояния Будды,    Совершенного    Просветления — Божественного Разума  Будды.  Ср. отрывок из Алмазной  Сутры с китайским  комментарием:  «Любые формы  и качества явлений — преходящи и  иллюзорны.  Когда разум поймёт, что явления жизни нереальны, тогда возможно постижение Будды».  Комментарий:   «Духовный  Будда  должен  быть основан внутри нашего разума, иначе не будет истинного постижения Будды».

28 Если умирающий знаком с этим состоянием благодаря прежним духовным (йогическим) упражнениям, если он способен в решающий момент достичь состояния Будды, Колесо Рождений остановится и наступит немедленное Освобождение. Но такое духовное искусство встречается крайне редко; обычно ментальных способностей умирающего не хватает, чтобы удержаться в сфере, где сияет Чистый Свет, и начинается постепенное нисхождение в низшие области Бардо, завершающееся новым рождением. Ламы сравнивают это с иглой, катящейся по нити. Пока игла сохраняет равновесие, она остаётся на нити, но затем, под воздействием силы тяготения, падает. Точно так же в сфере Чистого Света сознание умирающего на мгновение приходит в состояние абсолютного равновесия и единства. Но такое экстатическое состояние «не-я» непривычно для обычного человека, его сознание неспособно в нём функционировать. Кармические склонности заволакивают сознание мыслями о своей личности, об индивидуальности, о дуализме, и, теряя равновесие, поток сознания выпадает из сферы Чистого Света. Именно мысли о своём «я», о самости препятствуют достижению Нирваны (которая «гасит пламя эгоистических желаний») — и Колесо смертей и рождений продолжает вращаться.

НАСТАВЛЕНИЯ О ВТОРОЙ СТУПЕНИ ЧИГАЙ БАРДО:

ВТОРИЧНЫЙ ЧИСТЫЙ СВЕТ, ВИДИМЫЙ СРАЗУ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Так узнаётся изначальный Чистый Свет и достигается Освобождение. Но если есть опасения, что изначальный Чистый Свет не был узнан, тогда перед умершим наверняка возникнет так называемый вторичный Чистый Свет: он появится после прекращения дыхания по прошествии времени чуть большего, нежели необходимо для принятия пищи1.

В соответствии с хорошей или плохой кармой умершего его жизненная сила направится в правый или левый нерв и выйдет через одно из отверстий тела. Затем наступит прояснение сознания2.

Продолжительность видения изначального Чистого Света примерно равна времени, необходимому для принятия пищи, и зависит от состояния нервной системы, а также от того, имел ли умерший опыт встречи с Реальностью при жизни.
Когда поток сознания покидает тело, он спрашивает себя: «Жив я или мёртв?» — и не может ответить. Он видит своих родных и близких, как видел раньше, и слышит их плач. Жуткие кармические видения ещё не появились; ужасные переживания, связанные с Божествами Смерти3, также не наступили.

В этот промежуток времени лама или чтец должен читать следующие наставления.

Есть совершенные последователи учения и есть находящиеся на ступени зрительных образов. Если умерший был совершенен, назови его трижды по имени и повтори наставления о встрече с Чистым Светом. Если же он стоял на ступени зрительных образов, тогда прочти ему предварение и текст о его божестве-хранителе4, а затем скажи:

«О благороднорождённый, сосредоточься на своём божестве-хранителе (здесь чтец должен назвать имя этого божества)5. Не отвлекайся. Усердно сосредоточь на нём свой ум. Думай о нём так, словно он — отражение луны в воде, видимое и в то же время не существующее само по себе. Думай о нём так, словно он обладает физическим телом».

Говоря эти слова, чтец запечатлит их в сознании умершего.

Если же умерший из простых людей, то говори так:

«Подумай о Великом Сострадательном Боге6».

После этого наставления даже тот, от кого не ожидают, что он познает Бардо без посторонней помощи, несомненно познает его.
Тот же, кого гуру наставлял о встрече с Реальностью ещё при жизни, но кто не привык к ней, — самостоятельно осознать Бардо не сумеет. Такого человека7 должен вразумить гуру или собрат по вере.

Может случиться так, что человек усвоил все поучения, но из-за жестокой болезни, повлекшей за собой смерть, не способен противостоять иллюзиям. Для него эти наставления совершенно необходимы.

Бывает и так, что человек, который прежде хорошо знал поучения, стал нарушать обеты и не выполнять свои основные обязанности, что угрожает ему переходом в низшие миры бытия. Для него эти наставления также необходимы.
Лучше всего воспользоваться первой ступенью Бардо. Если это не удалось, тогда чёткое повторение наставлений умершему, который находится на второй ступени Бардо, пробудит его разум, и Освобождение будет достигнуто.

На второй ступени Бардо умерший обретёт так называемое сияющее иллюзорное тело8.

Не зная, мёртв он или нет, умерший обретает ясность сознания9. Если чтение наставлений умершему, пребывающему в этом состоянии, оказалось успешным, то происходит его встреча с Реальностью-Матерью и Реальностью-Дитятей10, которая упраздняет влияние кармы11. Как солнечные лучи разгоняют мрак, так Чистый Свет лишает карму могущества.

Духовное тело12 вступает в мир, который называют второй ступенью Бардо. Познающий приближается к тем областям, в которых осуществлялась его деятельность. Если теперь умело использовать это учение, успех будет достигнут: кармические иллюзии ещё не появились, и ничто не может заставить умершего уклониться в сторону от его цели — достижения Просветления.

Примечание:

1 Как только жизненная сила вошла в срединный нерв, умирающий видит Чистый Свет в его первозданной чистоте — неомрачённую Дхарма-Кайю. Если он не способен удержаться в этом состоянии, он погружается в более низкую область Бардо, где на потускневшую Дхарма-Кайю падают кармические тени.

2 Тиб. шепа — «ум». Переводчик даёт следующий комментарий: «Жизненная сила, исходящая из нервного центра в области пупа, и поток сознания, исходящий из нервного центра в области головного мозга, соединяются в нервном центре, локализованном в области сердца, и покидают тело через отверстие Брамы, вызывая у умирающего состояние высочайшего экстаза. Следующая стадия менее напряжённа. На первой стадии умирающий созерцает первичный Чистый Свет, на второй — вторичный. После первого удара о землю мяч взлетает на максимальную высоту, затем высота подскока постепенно уменьшается, пока мяч не придёт в состояние покоя. Нечто подобное происходит с потоком сознания в момент смерти тела. Его первый духовный скачок сразу по выходу из тела — самый высокий; второй — ниже; наконец, когда энергия кармы израсходована в посмертном мире, поток сознания успокаивается, попадает в материнское чрево, и происходит новое рождение».

3 Букв. «Бог Смерти»; но здесь допустима и даже предпочтительна форма множественного числа.

4 Ср. отрывок из книги «Наука о правильной смерти»: «Затем он (умирающий) должен воззвать к апостолам, мученикам, исповедникам и особенно к тем святых, коих почитал превыше других».

5 Хранитель умершего — его любимое божество (тиб. идам). Обычно это один из Будд или Бодисатв, из которых наиболее популярен Ченрази.

6 Букв. «Великий Сострадательный Повелитель». Синонимично тиб. Ченрази; санскр. Авалокитешвара.

7 Человек мог слышать подробное описание плавания, но сам никогда не пробовал плавать. Если его бросить в воду, он убедится, что плавать не умеет. То же самое происходит с тем, кто теоретически знает, как вести себя после смерти, но никогда не применял свои знания в йогической практике: он не способен сохранить непрерывность сознания. Его сбивают с толку изменившиеся условия существования; ему не удастся продвинуться вперёд и воспользоваться возможностью, предоставленной смертью, если его не поддержит и не направит оставшийся на земле гуру. Но если у него плохая карма, то, несмотря на все старания гуру, он не сумеет познать Бардо.

8 Тиб. — «чистое (сияющее) иллюзорное тело»; санскр. — майя-рупа. Эфирный дубликат человеческого тела, «астральное тело» теософии.

9 С отделением потока сознания от тела возникает психическая вибрация, которая сменяется состоянием ясности.

10 Санскр. Дхарма-Матри-Путра — «Реальность (Истина) Мать и Дитя». Истина-Дитя познаётся в земном существовании посредством глубокой медитации (санскр. дхьяна). Истина-Мать — Изначальная или Фундаментальная Истина — постигается только после смерти, когда Познающий находится в Бардо в состоянии равновесия, т. е. до активизации кармических склонностей. Реальность-Дитя относится к Реальности-Матери так, как фотография относится к фотографируемому предмету.

11 Букв, «карма не может ни рта раскрыть, ни головы повернуть» — сравнение, уподобляющее карму лошади, которой всадник управляет с помощью узды. В Тантре Великого Освобождения есть аналогичное место: «И человек, ослеплённый мраком невежества, и глупец, опутанный сетями своих поступков, и неграмотный, слушая эту Великую Тантру, освобождаются от оков кармы».

12 Букв, «ментальное тело», «тело склонностей», «духовное тело».

ЧАСТЬ 2

БАРДО ПОСТИЖЕНИЯ РЕАЛЬНОСТИ

НАСТАВЛЕНИЯ О ПОСТИЖЕНИИ РЕАЛЬНОСТИ

НА ТРЕТЬЕЙ СТУПЕНИ БАРДО —

ЧЕНИД БАРДО, ГДЕ ПОЯВЛЯЮТСЯ КАРМИЧЕСКИЕ ВИДЕНИЯ

Если Изначальный Чистый Свет не познан, но познан Чистый Свет второй ступени Бардо, Освобождение будет достигнуто. Но если Освобождение не достигнуто и тогда, то наступит третье Бардо, называемое Чёнид Бардо.

На этой ступени Бардо появляются кармические видения. Чтение Великих Наставлений о встрече с Чёнид Бардо имеет здесь особое значение: они обладают большой силой и могут принести много пользы.

В это время умерший видит, как его долю пищи откладывают в сторону, как с его тела снимают одежды, как подметают место, где он спал1. Он слышит плач и причитания своих друзей и родственников; но, хотя видит и слышит, как они взывают к нему, его собственные зовы им не слышны — и он удаляется прочь недовольный.

И тогда появятся звуки, свет и видения, всё вместе, пугая его, устрашая, ужасая, вызывая сильную усталость. В это время следует читать наставления о встрече с Бардо постижения Реальности. Обратись к умершему по имени и внятно, без ошибок, читай следующее:

О благороднорождённый, слушай внимательно, не отвлекайся! Есть шесть миров Бардо: естественное Бардо в чреве матери2, Бардо сна3, Бардо экстатического равновесия в глубокой медитации4, Бардо момента смерти5, Бардо постижения Реальности6, Бардо возвращения к сансарическому бытию7. Таковы эти шесть миров.

О благороднорождённый, ты пройдёшь, три Бардо: Бардо момента смерти, Бардо постижения Реальности и Бардо стремления к новому рождению. Из этих трёх состояний ты уже испытал Бардо момента смерти. Хотя Чистый Свет Реальности озарил тебя, ты не смог остаться в нём и потому оказался здесь. Теперь приготовься пройти следующие две ступени — Чёнид Бардо и Сидпа Бардо.

Сосредоточь своё внимание на моих словах и запомни их.

О благороднорождённый, для тебя наступило то, что называют смертью. Ты покидаешь этот мир, но ты не одинок: смерть приходит ко всем. Не привязывайся к этой жизни — ни из любви к ней, ни по слабости. Даже если слабость вынуждает тебя цепляться за жизнь, у тебя не достанет сил, чтобы остаться здесь, и ты не обретёшь ничего, кроме блужданий в Сансаре8. Не привязывайся к этому миру; не поддавайся слабости. Помни о Трёх Сокровищах9.

О благороднорождённый, какой бы страх и ужас ни охватили тебя в Чёнид Бардо, не забывай этих слов; храни их смысл в своём сердце и иди вперёд; в них сокрыта тайна познания Реальности:

Когда Неопределённая Реальность предстанет передо

мной10

То, отбросив всякую мысль о страхе и трепете перед

всеми видениями,

Да сумею я понять, что они — лишь отражения моего

собственного ума,

Да сумею я понять, что по природе своей — это лишь

иллюзии Бардо,

И в решающее мгновение возможности достижения

великой цели

Да не убоюсь я сонмов Мирных и Гневных Божеств —

своих собственных мыслей11

О благороднорождённый, отчётливо повторяй эти стихи и, вспоминая при повторении их смысл, иди вперёд. И тогда, какие бы жуткие и ужасные видения ни явились перед тобой, ты узнаешь их; только не забывай того тайного знания, что сокрыто в стихах.
О благороднорождённый, в тот момент, когда твоё сознание отделилось от тела, ты должен был увидеть сияние Чистой Истины, неуловимой, сверкающей, яркой, ослепительной, чудесной, величественной, лучезарной, похожей на мираж, который непрерывным пульсирующим потоком пронизывает весенний пейзаж. Не пугайся его, не страшись, не ужасайся — это сияние твоей истинной сущности. Познай его.

Из глубины этого сияния раздастся естественный звук Реальности, подобный раскатам тысячи громов. Это естественный звук твоего подлинного «я». Не пугайся его, не страшись, не ужасайся.

Тело, которым ты сейчас обладаешь, называется духовным телом склонностей12; оно — не из плоти и крови, и потому ни звуки, ни свет, ни видения, ничто не причинит тебе вреда: ты более не подвержен смерти. Тебе достаточно знать, что это — твои собственные мысли. Помни, что всё это — Бардо.

О благороднорождённый, если же, несмотря на духовную сосредоточенность и послушание в земной жизни, ты не узнаешь своих собственных мыслей, если не воспримешь это наставление, тогда свет испугает тебя, звуки устрашат, видения ужаснут. Если ты не овладеешь этим главным ключом к наставлениям, ты не сможешь правильно опознать звуки, свет и видения и будешь обречён блуждать в Сансаре.

Примечание:

1 Во время похоронной церемонии умершему отделяют часть еды, тело подготавливают к тому, чтобы облечь в погребальные одежды, приводят в порядок постель умершего.

2 Кинай Бардо — «промежуточное состояние в месте рождения (или в чреве матери)».

3 Милам Бардо время сна».

4 Тингецин-Самтам Бардо — «промежуточное состояние во время дхьяны (медитация) в самадхи (экстатическое равновесие)».

5 Чигай Бардо — «промежуточное состояние в момент умирания (или в момент смерти)».

6 Чёнид Бардо — «промежуточное состояние во время постижения Реальности».

7 Луюн-Сидпай Бардо — «промежуточное состояние в процессе возвращения к сансарическому (земному) бытию»; состояние, в котором Познающий стремится к новому рождению.

8 Xорва — «то, что вращается», «колесо»; санскр. сансара (или самсара).

9 Будда, дхарма (учение), сангха (община).

10 Проблески Реальности воспринимаются в состоянии неопределённости, так как Познающий воспринимает их при помощи Бардо-дубликатов органов чувств земного тела, а не сияющим надмирным сознанием чистого состояния Дхарма-Кайи, где невозможно никакое Бардо, т. е. «неопределённое или промежуточное состояние».

11 Ран-нан — «собственные ментальные видения (или мыслеформы)».

12 Идлюс — «ментальное тело», «духовное тело», багчаг — «привычки, склонности, привязанности» (порожденные сансарическим, т. е. земным бытием).

ПОЯВЛЕНИЕ МИРНЫХ БОЖЕСТВ С ПЕРВОГО ПО СЕДЬМОЙ ДЕНЬ

(Предполагается, что умерший — обычный человек, и под влиянием кармы, несмотря на частые наставления о встрече с Реальностью, вынужден в течение сорока девяти дней пребывать в Бардо. Далее следует подробное описание ежедневных испытаний и опасностей, с которыми он столкнётся и которые должен преодолеть в первые семь дней, когда будут появляться Мирные Божества. Первый день, согласно тексту, отсчитывается с момента, когда умерший осознал себя мёртвым и устремился к новому рождению, т. е. по прошествии трёх с половиной — четырёх дней после смерти).

Первый День

О благороднорождённый, три с половиной дня ты пробыл в обмороке и, едва очнувшись, подумал: «Что со мной случилось?» Постарайся осознать Бардо. В это время Сансара примет иной облик1, и ты будешь созерцать все явления в виде света и божеств2, а небо станет тёмно-синим.

Затем из Центральной Области, которая называется Разбрасывающая Семена3, появится Бхагаван Вайрочана4, белого цвета, восседающий на троне льва в объятиях Матери Небесного Пространства5, в руке у него — колесо с восемью спицами.
Это — материя, пребывающая в своём изначальном состоянии, которое есть голубой свет.

Из сердца Отца-Матери6 Вайрочаны появится Мудрость Дхарма-Дату, голубая, сияющая, великолепная, ослепительная, и поразит тебя столь лучезарным светом, что ты не в силах будешь смотреть на него.

Вместе с ним возгорится тусклый белый свет, исходящий из мира дэвов; он поразит тебя прямо в лицо.

Под влиянием плохой кармы голубой свет Мудрости Дхарма-Дату вызовет у тебя страх и ужас, и ты захочешь бежать от него. И возникнет у тебя приязнь к тусклому белому свету дэвов.

Но ты не должен страшиться божественного голубого света, сияющего, ослепительного, великолепного; не позволяй себе бояться его. Это свет Татхагаты7, называемый Светом Мудрости Дхарма-Дату. Положись на него, доверься ему; молись и думай о том, что этот свет исходит из сердца Бхагавана Вайрочаны, чтобы встретить тебя на опасных путях8 Бардо? Свет этот — свет милосердия Вайрочаны.

Не соблазняйся тусклым белым светом дэвов. Отвратись от него; не поддавайся слабости. Если привяжешься к нему, то, блуждая, попадёшь в мир дэвов, и вихрь Шести Лок подхватит тебя. Этот свет — препятствие на Пути Освобождения. Не смотри на него. С глубокой верой направь свой взор к сияющему голубому свету.

Искренне обрати все свои мысли к Вайрочане и повторяй за мной молитву:

Во время блужданий в Сансаре под властью

великого неведения

На сияющий путь Мудрости Дхарма-Дату

Да выведет меня Бхагаван Вайрочана,

Да охранит меня Божественная мать Беспредельного

Пространства,

Да миную я невредимо опасные пути Бардо

И достигну царства Всесовершенного Будды9.

Молись смиренно, с твердой верой, и ты соединишься с сердцем Вайрочаны в ореоле радужного света и станешь Буддой в Самбхога-Кайе — Центральной Всеобильной Области10.

Примечание:

1 Другими словами, феномены, точнее, восприятие феноменов в мире Бардо будет происходить иначе, нежели в земном мире, и умершему покажется, что все явления сдвинулись со своих мест, пришли в полный беспорядок. Отсюда — предостережение умершему, который должен привыкнуть к посмертному состоянию, как новорождённый привыкает к нашему миру.

2 С появлением чудесных видений Бардо читатель, пытающийся их осмыслить, должен иметь в виду, что эта книга глубоко эзотерична; большинство её глав, особенно эта и последующие, представляют собой аллегорические и символические описания психических переживаний в посмертном состоянии.

3 «Рассеивающий семена (всех вещей)»; эзотерически —это Дхарма-Дату.

4 Санскр. Вайрочана, Дхьяни-Будда Центра (или Центральной Области), буквально означает «делающий видимым»; это ноумен, проявляющий феномены. В руке у него колесо, символизирующее верховную власть. Он носит титул Бхагаван (употребляемый по отношению ко многим божествам, описанным далее), что значит «Обладающий Властью (или Шестью Силами)», или «Победоносный». Этот титул квалифицирует его как Будду, т. е. Того, Кто одержал победу (или властвует) над сансарическим бытием.
В качестве Центрального Дхьяни-Будды Вайрочана — высочайший путь Просветления в эзотерических учениях. Окружённый, подобно Центральному Солнцу, четырьмя Дхьяни-Буддами главных направлений, которые появятся в следующие четыре дня, он символизирует Единую Истину в окружении четырёх составляющих её элементов. Как в источнике всей органической жизни, все зримые и незримые вещи обретают в нём своё завершение, растворяются в нём.

5 Букв. «Верховная владычица пространства небес»; санскр. Акаша Дату Ишвари. Мать — женское начало вселенной; Отец, Вайрочана — семя всего сущего.

6 Здесь и далее высшее божество олицетворяет собой как женское, так и мужское начало природы. Поэтому оно обозначается словосочетанием Отец-Мать, имеет соответствующие символические цвета и изображается как соитие Божественного Отца и Божественной Матери, т. е. как божественное единство.

7 Санскр. Татхагата — «Тот, кто пошёл тем же путём», «Тот, кто достиг Цели (Нирваны)», Будда.

8 Xтан — «узкий проход», «западня».

9 Ср. наставления умирающему и молитвы в книге «Наука о правильной смерти»: «И следует ему после этого воззвать к ангелам небесным такими словами: Вы, духи небесные, многословные ангелы, молю вас, будьте мне помощниками, ибо я начинаю отходить; могуществом вашим избавьте меня от грехов и заблуждений и милостью вашей примите душу мою в сонм свой. Покровитель мой и вожатый, добрый ангел, коему Господом нашим велено быть моим защитником и хранителем, молю и прошу тебя о помощи и поддержке».

10 Букв, «густо сформированная» или «плотно набитая сфера», т. е. область, плотно заполненная семенами всех сил и вещей вселенной. В Тибете её называют Огмин, что буквально значит «не-вниз», т. е. область, где нет падения; состояние, ведущее к Нирване; царство Будд.

Второй День

Если, несмотря на эти наставления, умерший под влиянием гнева или помрачающей разум кармы будет напуган величественным сиянием и бежит от него или, вопреки молитве, подпадёт под власть видений, то на второй день появится перед ним Ваджра-Сатва в сопровождении божеств, и вместе с ними — злодеяния умершего, заслуживающие Ада.

В этом случае наставляй его, называя по имени, так: О благороднорождённый, слушай внимательно! На Второй День белым светом засияет прообраз воды, и из тёмно-синей. Восточной Области Высшего Счастья появится Бхагаван Акшобья в облике Ваджра-Сатвы1; цвет его — голубой, в руке дордже с пятью зубцами2, он восседает на троне слона в объятиях Матери Мамаки3, сопровождают его Бодисатвы — Кшитигарба4 и Майтрея5 и жёны-Бодисатвы — Ласема и Пушпема6. Шесть божеств Бодхи появятся перед тобой.

Прообраз твоего сознания7 — Мудрость, подобная Зеркалу, — засияет ярким лучезарным светом из сердца Ваджра-Сатвы, Отца-Матери, таким ослепительно-ясным блеском, что ты не сможешь смотреть на него; он поразит тебя. А вместе со светом Мудрости, подобной Зеркалу, из Ада возгорится тусклый серый свет и также поразит тебя.

Сила твоего гнева возбудит в тебе страх, ты испугаешься ослепительного белого света и захочешь бежать от него. И возникнет у тебя приязнь к тускло-серому свету, исходящему из Ада. Сделай всё, чтобы изгнать свой страх и не бояться яркого, ослепительно-ясного белого света. Знай, что это — Мудрость. Искренне и смиренно доверься ему. Это свет милосердия Бхагавана Ваджра-Сатвы. «Я найду в тебе убежище», — так размышляй с верой и молись.

Это Бхагаван Ваджра-Сатва идёт встретить тебя и спасти от страхов и ужасов Бардо. Доверься ему; Ваджра-Сатва протягивает тебе лучезарный крючок своей милости8.

Не соблазнись тусклым серым светом, исходящим из Ада. Путь, открывающийся тебе, порождён силой накопленной плохой кармы. Если соблазнишься им, то попадёшь в Области Ада и претерпишь там невыносимые страдания, не зная, когда они кончатся. Это преграда на пути Освобождения; не обращай туда взор и избегай гнева9. Не увлекайся тусклым светом, не поддавайся слабости. Доверься ослепительно-яркому белому свету, искренне открой своё сердце Бхагавану Ваджра-Сатве и молись так:

Во время блужданий в Сансаре под властью жестокого

гнева


На сияющий путь Мудрости, подобной Зеркалу,

Да выведет меня Бхагаван Ваджра-Сатва,

Да охранит меня Божественная Мать Мамака,

Да миную я невредимо опасные пути Бардо

И достигну царства Всесовершенного Будды.

Молись с глубокой и смиренной верой и ты соединишься с сердцем Бхагавана Ваджра-Сатвы в ореоле радужного света в Самбхога-Кайе — Восточной Области Высшего Счастья.

Примечание:

1 Санскр. Ваджра-Сатва Акшобья. Акшобья («невозмутимый», «непоколебимый») — Дхьяни-Будда Восточного Направления, здесь и далее появляется в облике Ваджра-Сатвы («Божественный Герой», «Обладающий Несокрушимым Сердцем»), активного аспекта Самбхога-Кайи. Другой облик Акшобьи — Ваджра-Дхара («Несокрушимый», «Стойкий Владыка»); оба являются важными божествами в эзотерических культах.

2 Дордже — ламаистский скипетр, подобие молнии Индры.

3 Мамака — одно из ста восьми имён Дёльмы (санскр. Тара), национальной тибетской богини. В Дхарма-Санграхе упоминаются четыре дэви: Рочани, Мамака, Пандура и Тара.

4 Санскр. Кшитигарба — «Рождающее чрево Земли».

5 Санскр. Майтрея («Любовь») —грядущий Будда, который преобразует человечество силой Божественной любви.

6 Ласема и Пушпема — искажённые санскритские имена. Их тибетские эквиваленты Гегмома (санскр. Ласья) — «красавица» и Метогма (санскр. Пушпа) — «протягивающая (или держащая) цветы». Пушпа, изображаемая с цветком в руке, — олицетворение цветения. Ласья, Красавица, изображается с зеркалом, в кокетливой позе; она олицетворяет красоту.

7 «Прообраз сознания» — Познающий.

8 Лучи Божественной милости — крючки спасения, которыми подхватывают умершего и оттаскивают от опасностей Бардо. Эти лучи, как иногда считают, оканчиваются крючками, подобно тому, как на изображениях в храмах Древнего Египта каждый луч, исходящий от бога солнца Ра и милостиво нисходящий на верующего, оканчивается ладонью.

9 Умерший может видеть своих близких на земле и гневаться на их споры при разделе его имущества. Он может также гневаться из-за скупости ламы, совершающего похоронный обряд. Запрет на гнев — чисто йогический; йоги всех школ считают, что гнев препятствует духовному росту. Сходный моральный запрет имеется в древнеегипетских «Наставлениях Птахотепа».

Третий День

Но бывает так, что, несмотря на эти наставления, хотя лучезарный крючок милосердия находит умершего, он, помрачённый плохой кармой и гордыней, бежит от него. В этом случае на третий день появится перед ним Бхагаван Ратна-Самбава1 и божества, что служат ему, и вместе с ними свет из мира людей.

Вновь называя умершего по имени, наставляй его так: О благороднорождённый, слушай внимательно! На Третий День жёлтым светом засияет перед тобой прообраз земли, и из Южной Области, Облачённой Славой, появится Бхагаван Ратна-Самбава; цвет его — жёлтый, в руке — драгоценный камень, он восседает на троне лошади в объятиях Матери Саньяй-Чанмы2, сопровождают его Бодисатвы — Акаша-Гар-ба3 и Саманта-Бхадра4, а с ним жёны-Бодисатвы — Малайма и Дупема5; все шесть образов Бодхи засияют, окружённые радужным ореолом. Прообраз осязания поразит тебя ослепительным жёлтым светом Мудрости Равенства, окружённым ореолами и вторичными ореолами, и таким чистым и ярким, что ты не сможешь смотреть на него. А вместе с ним возгорится тусклый голубовато-жёлтый свет из мира людей и поразит твоё сердце, как и свет Мудрости.

Сила твоего эгоизма возбудит в тебе страх перед ослепительным жёлтым светом, и ты захочешь бежать от него. И прельстит тебя тусклый голубовато-жёлтый свет из мира людей.

Не бойся ослепительно-жёлтого ясного света; знай, что это — Мудрость; доверься ему искренне и смиренно. Даже если ты не преуспел в смирении, вере и молитве, но знаешь, что перед тобой — свет твоего собственного разума, тогда Божественное Тело и Свет соединятся с тобой нераздельно, и ты станешь Буддой.

Если же ты не узнаешь свет собственного разума, тогда размышляй с верою: «Это свет милосердия Бхагавана Ратна-Самбавы; я найду в нём убежище», — и молись. Это лучезарный крючок милости Бхагавана Ратна-Самбавы; верь в него.


Не соблазнись тусклым голубовато-жёлтым светом из мира людей — это путь пристрастий твоего необузданного эгоизма протянулся тебе навстречу. Если соблазнишься им, то вновь попадёшь в мир людей, претерпишь рождение, старость, болезни и смерть; у тебя не будет возможности выбраться из трясины земного бытия. Это преграда на пути Освобождения; не смотри на него; отрекись от эгоизма, отринь пристрастия, не увлекайся голубовато-жёлтым светом; доверься свету ослепительно-яркому. Искренне сосредоточься на Бхагаване Ратна-Самбаве и молись так:

Во время блужданий в Сансаре под властью

 необузданного эгоизма

На сияющий лучезарный путь Мудрости Равенства
Да выведет меня Бхагаван Ратна-Самбава,
Да охранит меня Божественная Мать, рождённая из

глаза Будды,

Да миную я невредимо опасные пути Бардо
И достигну царства Всесовершенного Будды.

Молись с глубочайшим смирением и верой, и ты соединишься с сердцем Бхагавана Ратна-Самбавы, Божественного Отца-Матери в ореоле радужного света и станешь Буддой в Самбхога-Кайе — Южной Области, Облачённой Славой.

Примечание:

1 Санскр. Ратна-Самбава, «Рождённый из Драгоценности». Он — Украшатель, от него исходит всё драгоценное в мире, он — олицетворённый атрибут Будды.

2 «Рождённая из глаза Будды».

3 Санскр. Акаша-Гарба — «Рождающее Чрево Небес».

4 Санскр. Саманта-Бхадра — «Всеблагий». Духовный сын Дхьяни-Будды Вайрочаны, которого не следует путать с Ади-Буддой Саманта-Бхадрой.

5 Малайма — «Держащая (или несущая) гирлянду» и Дупема — «Держащая (или несущая) благовония». Обе формы неправильные и представляют собой соединение санскритских и тибетских слов. Мала и Дхупа — их санскритские эквиваленты; Пренбама и Дугпема — тибетские. Цвет этих богинь — жёлтый, что соответствует жёлтому цвету земли.

Четвёртый День

Напутствуемый таким образом, умерший, сколь бы ни был слаб ум его, несомненно достигнет Освобождения. Но есть и такие, кто, несмотря на частые наставления, накопили плохую карму, или не сумели выполнить обеты, или не смогли понять, что лишены возможности к высшему духовному развитию; их неведение и плохая карма, питаемая алчностью и скупостью, рождают в них страх перед звуками и сиянием, и они бегут прочь. Если умерший таков, тогда на Четвёртый День появится перед ним Бхагаван Амитаба1 и сопровождающие его божества, а вместе-с ними — свет из Прета-Локи, порождённый алчностью и привязанностями.

Вновь, называя умершего по имени, наставляй его так: .

О благороднорождённый, слушай внимательно! На Четвёртый День засияет красный свет — прообраз огня, и из Западной ''Красной Области Счастья появится Бхагаван Амитаба; цвет его — красный, в руке — лотос, он восседает на троне павлина в объятиях Божественной Матери Гёкармо2; а с ним — Бодисатвы Ченрази3 и Чампал4, и жёны-Бодисатвы — Гирдхима и Алоке5. Шесть тел Просветления воссияют перед тобой в ореоле радужного света.

Прообраз чувств, исходя из сердца Божественного Отца-Матери Амитабы в сиянии ореолов и вторичных ореолов, поразит твоё сердце красным светом Всеразличающей Мудрости, ярко-красным, лучезарным, ясным, величественным и столь ослепительным, что ты не сможешь смотреть на него. Но не пугайся.

Вместе со Светом Мудрости возгорится тусклый красный свет из Прета-Локи. Сделай всё, чтобы не испытать к нему приязни. Отбрось влечение к нему, преодолей слабость.

В это время под влиянием сильного влечения ты испугаешься ослепительного красного света и захочешь бежать от него. И возникнет у тебя приязнь к тускло-красному свету Прета-Локи.

Не бойся величественного, ясного, лучезарного ярко-красного света. Осознай, что это — Мудрость, смири свой разум, и ты сольёшься с ним нераздельно, и станешь Буддой.

Если же не осознаешь этого, размышляй так: «Это свет милосердия Бхагавана Амитабы, я найду в нём убежище»; и со смирением молись ему. Это лучезарные крючки милости Бхагавана Амитабы. Доверься им; не беги. Даже если ты побежишь, они, неотделимые от тебя, последуют за тобой. Не бойся. Не соблазнись тускло-красным светом Прета-Локи. Это путь накопленных тобой привязанностей к существованию в Сансаре протянулся тебе навстречу. Если соблазнишься им, то попадёшь в Мир Несчастных Духов и претерпишь там невыносимые муки голода и жажды; у тебя не будет возможности достичь там Освобождения6. Тусклый красный свет — преграда на Пути Освобождения. Не соблазнись им, отбрось свои привязанности, не поддавайся слабости. Доверься ослепительному ярко-красному свету. Обрати свою веру к Бхагавану Амитабе, Отцу-Матери, сосредоточься и молись так:

Во время блужданий в Сансаре под властью

сильнейших привязанностей

На сияющий лучезарный путь Мудрости Различия

Да выведет меня Бхагаван Амитаба,

Да охранит меня Божественная Мать, Облачённая

в Белые Одежды,

Да миную я невредимо опасные пути Бардо

И достигну царства Всесовершенного Будды.
 

Молись смиренно и ревностно, и ты соединишься с сердцем Божественного Отца-Матери Бхагавана Амитабы в ореоле радужного света и станешь Буддой в Самбхога-Кайе -- Западной Области, называемой Счастливой.

Примечание:

1 Санскр. Амитаба — «Беспредельный (или Непостижимый) Свет». Как воплощение одного из атрибутов Будды, Всеразличающей Мудрости, Амитаба олицетворяет вечную жизнь.

2 «Облачённая в белые одежды».

3 Санскр. Авалокитешвара — «Смотрящий вниз», олицетворение милосердия и сострадания. Далай-ламы — его воплощения; Амитаба, которого он сопровождает, — духовный отец; воплощения Амитабы на земле — Таши-ламы. Обычно Авалокитешвару изображают с одиннадцатью головами и тысячью рук, с глазом на каждой ладони. Он — Великий Сострадатель: тысяча рук и глаз означают, что он без устали разыскивает несчастье и помогает страждущим. В Китае Авалокитешвара становится Великой Богиней Сострадания Гуань-ин, изображаемой в виде женщины с ребёнком на руках.

4 Санскр. Маньчжушри; полная форма — Маньчжугоша, «Облачённый Славой с тихим
голосом»; «Бог Тайной Мудрости», изображаемый с пылающим мечом в поднятой правой руке и с поддерживаемой лотосом Книгой Мудрости — Праджня-Парамитой — в левой.

5 Искажённое санскр. Гита — «песня» и Алока — «свет». Гита обычно изображается с лирой, она олицетворяет музыку и песню. Алока со светильником в руке олицетворяет свет. Обе богини связаны со стихией огня; их цвет — красный.

6 Букв. «Для Освобождения не будет времени». Если умерший стал претой, т. е. несчастным духом, посмертное достижение Нирваны, как правило, становится невозможным; теперь ему придётся ожидать возможности, предоставляемой новым рождением в мире людей, когда его пребывание в Прета-Локе закончится.

Пятый День

Невероятно, чтобы умерший не достиг после этого Освобождения. Но несмотря на наставления, не все живые существа способны отринуть свои пристрастия, ибо слишком долго были связаны с ними; под влиянием плохой кармы и зависти, а также страха и ужаса, внушённых им звуками и сиянием, лучезарные крючки милосердия не смогли их подхватить — и в Пятый День продолжают они своё блуждание. Если умерший из их числа, тогда в свете и лучах милости появится перед ним Бхагаван Амога-Сидхи1 и сопровождающие его божества, а также свет из Асура-Локи, порождённый злобным чувством зависти.

В это время обратись к умершему по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, слушай внимательно! На Пятый День засияет зелёный свет — прообраз воздуха, и из Зелёной Северной Области Совершенных Деяний появится Бхагаван Амога-Сидхи; цвет его — зелёный, в руке — дордже с четырьмя зубцами2, он восседает на троне шан-шан3, пересекающем небо, в объятиях Божественной Матери, Преданной Дёльмьг4; его сопровождают Бодисатвы — Чагна-Дордже5 и Дипанамсель6, и жёны-Бодисатвы — Гандема7 и Нидема8. Эти шесть образов Бодхи засияют в радужном ореоле.

Прообраз воли, сияя зелёным светом Мудрости Свершения, ослепительным, ясным, лучезарным, величественным, устрашающим, украшенным ореолами и вторичными ореолами, изольется из сердца Божественного Отца-Матери Амога-Сидхи и поразит твоё сердце таким невероятным блеском, что ты не сможешь смотреть на него. Не бойся, это — естественная энергия мудрости твоего собственного разума. Пребывай в состоянии величайшего смирения и невозмутимости.

Вместе со светом Мудрости возгорится тусклый зелёный свет из Асура-Локи, порождённый чувством зависти. Размышляй о нём беспристрастно: без отвращения и без влечения. Не испытывай к нему приязни; если сила твоего ума невелика, не соблазнись им.
Иначе под влиянием неистовой зависти9 ты устрашишься ослепительного сияния зелёного света и захочешь бежать от него; и возникнет у тебя приязнь к тускло-зелёному свету Асура-Локи. Не бойся зелёного света, величественного, ясного, лучезарного, ослепительного; знай, что это — Мудрость, и пусть ум твой смирится. Размышляй так: «Это лучезарные крючки Милости Бхагавана Амога-Сидхи, Мудрость Свершения». Доверься зелёному свету; не беги от него.

Даже если ты побежишь, он последует за тобой, неотделимый от тебя. Не бойся его. Не соблазнись тускло-зелёным светом Асура-Локи — это кармический путь неистовой зависти протянулся навстречу тебе. Если соблазнишься им, то попадёшь в Асура-Локий претерпишь там невыносимые муки вражды и борьбы10. Это препятствие на твоём пути Освобождения. Не соблазнись, отбрось свои пристрастия, не поддавайся слабости. Доверься ослепительному зелёному свету, сосредоточь все свои мысли на Божественном Отце-Матери Бхагаване Амога-Сидхи и молись так:

Во время блужданий в Сансаре под властью

неистовой зависти

На сияющий лучезарный путь Мудрости Свершения

Да выведет меня Бхагаван Амога-Сидхи,

Да сохранит меня Божественная Мать, Преданная Тара,

Да миную я невредимо опасные пути Бардо

И достигну царства Всесовершенного Будды.

Молись с глубокой верой и смирением, и ты соединишься с сердцем Божественного Отца-Матери, Бхагавана Амога-Сидхи в ореоле радужного света и станешь Буддой в Самбхога-Кайе — Северной Области Совершенных Деяний.

Примечание:

1 Санскр. Амога-Сидхи — «Всемогущий Завоеватель».

2 Дордже с четырьмя зубцами символизирует равновесие, неизменность и всемогущество.

3 Шан-шан — существа, подобные мифическим гарпиям, у которых верхняя часть тела — человеческая, а нижняя — птичья; только греческие гарпии — существа женского пола, а тибетские — обоих полов. Среди тибетцев распространено поверье, что шан-шан обитают где-то на земле.

4 Тиб. Дёльма; санскр. Тара — «Спасительница», божественная супруга Авалокитешвары. В настоящее время известны две её разновидности: Зелёная Дёльма, которой поклоняются в Тибете, и Белая Дёльма, почитаемая, главным образом, в Китае и Монголии. Непальская принцесса, жена первого буддийского правителя Тибета, считалась воплощением Зелёной Дёльмы, а его жена из китайского императорского дома — Белой. Лама Кази Дава-Самдуп рассказывал, что в изображении королевы Виктории на английских монетах тибетцы усмотрели сходство с Дёльмой, в результате чего в Тибете распространилось поверье, что Дёльма вернулась на землю, чтобы в облике королевы Англии править миром. Благодаря этому англичанам во время переговоров с Лхассой был оказан необычайно радушный приём, о причинах которого они вряд ли подозревали.

5 «Держащий дордже в руке»; санскр. Ваджрапани.

6 «Рассеивающий Мрак»; санскр. Дипани (или Дипака).

7 Соединение тибетского и санскритского слов — тиб. Ричама, санскр. Гандха, «Распространяющая благоухание»; одна из восьми богинь-матерей (матри) индуистского пантеона. Её изображают с вазой-раковиной для благовоний (дри).

8 Соединение тибетского и санскритского слов — тиб. Шалзама — «Держащая сладости». Хотя Нидема (санскр. Найведья) — богиня, как и Гандема, она не входит в число восьми богинь-матерей (матри), которые уже были названы в тексте. Обе богини — как и свет Мудрости Свершения — зелёного цвета.

9 Здесь, а также в предыдущих и последующих разделах, о зависти говорится как о кармической предрасположенности, как о составной части сознания (или подсознания) умершего. Проявляя себя на Пятый День пребывания в Бардо, она вызывает соответствующие «астральные» видения.

10 Вражда и борьба — главные привязанности тех, кто родится в облике асуров в Асура-Локе.

Шестой День

Так наставляемый на каждой ступени Бардо, умерший, сколь бы ни были слабы его кармические связи, на одной из них должен прийти к осознанию; когда же он пришёл к осознанию, невозможно не достичь Освобождения. И всё же, несмотря на частые наставления, тот, кто привык к своим сильным пристрастиям, кто не приблизился к Мудрости и не возлюбил её во всей чистоте, может быть увлечён назад силой своих дурных пристрастий. Лучезарные крючки милосердия не подхватят его, и он будет блуждать, опускаясь всё ниже, испытывая страх и ужас перед светом и видениями.

Тогда все Божественные Отцы-Матери Пяти Родов Дхьяни-Будд со своими спутниками появятся перед ним одновременно. И вместе с ними возгорятся лучи света, исходящие из всех Шести Лок.

Назвав умершего по имени, наставляй его так:

О благороднорождённый, до сегодняшнего дня Божества Пяти Родов появлялись перед тобой одно за другим, и ты был наставляем о встрече с Реальностью; но под влиянием дурных пристрастий испугался и устрашился их и до сих пор находишься здесь.

Если бы ты осознал, что свет каждого из Пяти Родов Мудрости проистекает из твоих собственных мыслей, ты стал бы Буддой в Самбхога-Кайе, слившись с радужным ореолом одного из Пяти Родов Будд. Теперь смотри внимательно: свет всех Пяти Родов, называемый Светом Единства Четырёх Мудростей1, появится перед тобой. Постарайся познать его.

О благороднорождённый, на Шестой День засияют перед тобой четыре цвета прообразов стихий (воды, земли, огня, воздуха). В это время появится из Центральной Области, Разбрасывающей Семена, Будда Вайрочана2, Божественный Отец-Мать, с сопровождающими божествами. Из Восточной Области Высшего Счастья появится Будда Ваджра-Сатва, Божественный Отец-Мать, с сопровождающими божествами. Из Южной Области, Облачённой Славой, появится Будда Ратна-Самбава, Божественный Отец-Мать, с сопровождающими божествами. Из Западной Области Счастья, Осыпанной Лотосами, появится Будда Амитаба, Божественный Отец-Мать, с сопровождающими божествами. Из Северной Области Совершенных Деяний появится в радужном ореоле Будда Амога-Сидхи, Божественный Отец-Мать, с сопровождающими божествами.

О благороднорождённый, во внешнем круге этих пяти пар Дхьяни-Будд появятся четыре Гневных Божества, Стражи Сторон Света: Победоносный3, Победитель Бога Смерти4, Царь с Лошадиной Шеей5, Сосуд с Нектаром6, и с ними четыре Хранительницы Сторон Света: Держащая Стрекало7, Держащая Петлю8, Держащая Цепь9, Держащая Колокол10, а также Будда дэвов, по имени Владыка Верховной Власти11, Будда асуров, по имени Крепко Сложённый12, Будда людей, по имени Лев из рода Шакьев, Будда животных, по имени Непоколебимый Лев, Будда прет, по имени Пламенноустый, и Будда Низшего Мира, по имени Царь Истины"13, — всего восемь Отцов-Матерей, Стражей Сторон Света и шесть Победоносных Учителей.

И появятся также перед тобой двое: Всеблагой Отец и Всеблагая Мать14, Великие Прародители всех Будд, Саманта Бхадра и Саманта Бадра — Божественный Отец и Божественная Мать.

Эти сорок два божества, наделённые совершенством, появятся из твоего сердца; они — порождение твоей чистой любви. Познай их.

О благороднорождённый, все эти области появляются не откуда-то извне. Они происходят из четырёх областей твоего сердца, которые вместе с его центром образуют пять направлений. Оттуда исходят они в своём сиянии. И божества появились не откуда-то извне; они существуют извечно в твоём собственном разуме15. Знай, что такова их природа.

О благороднорождённый, божества эти не велики и не малы, но соразмерны; у каждого своё украшение, свой цвет, своя поза, свой трон, свой символ.

Они образуют группы из пяти пар, и каждая группа окружена пятикратным радужным ореолом; Бодисатвы обладают природой Божественного Отца, жёны-Бодисатвы — природой Божественной Матери. Все эти группы божеств явятся перед тобой в сиянии как один совершенный конклав16. Они — твои божества-хранители17. Знай, что они таковы.

О благороднорождённый, из сердец Божественных Отцов и Матерей Пяти Родов засияют, сливаясь, лучи света Четырёх Мудростей, чистейшие, ясные, словно солнечный свет, и поразят тебя в сердце.

На этом лучезарном пути воссияют ослепительные ореолы голубого цвета, испускающие лучи самой Мудрости, каждый подобный перевёрнутой бирюзовой чаше и окружённый вторичными ореолами меньшего размера, великолепными, ослепительными, лучезарными, ясными, и великолепие их тем больше, что каждый окружают пять спутников меньшего размера, вокруг которых расположилось по пять сияющих звёзд, имеющих ту же природу; и нет ни центра, ни границ у голубого лучезарного пути, усеянного ореолами и их спутниками.

Из сердца Ваджра-Сатвы засияет белый лучезарный путь Мудрости, подобной Зеркалу, белый, ясный, великолепный, ослепительный, славный, устрашающий; и великолепие его тем больше, что его окружают ореолы и их спутники, сияющие ясным, лучезарным светом, и каждый подобен опрокинутому зеркалу.

Из сердца Ратна-Самбавы засияет жёлтый лучезарный путь Мудрости Равенства в великолепии жёлтых ослепительных ореолов, каждый из которых подобен опрокинутой золотой чаше и окружён меньшими ореолами и их спутниками.

Из сердца Амитабы засияет яркий красный лучезарный путь Мудрости Различия, ореолы на котором, подобные опрокинутым коралловым чашам, испускают лучи Мудрости, ярчайшие, ослепительные, и у каждой — пять спутников той же природы; и нет ни центра, ни границ у красного лучезарного пути, усеянного ореолами и их спутниками.

Все они воссияют перед тобой и проникнут в сердце одновременно18.

О благороднорождённый, всё это — порождение твоего собственного разума. Эти сияния не явились извне. Не соблазняйся ими, не поддавайся слабости; не бойся; пребывай в состоянии бездумья19. В этом состоянии все видения и сияния сольются с тобой, и ты станешь Буддой.

Но не появится перед тобой зелёный лучезарный путь Мудрости Совершенных Деяний, ибо Мудрость твоего разума несовершенна.

О благороднорождённый, это — Свет Единства Четырёх Мудростей; здесь — начало Внутреннего Пути Ваджра-Сатвы20.
В это время ты должен вспомнить наставления, которые получил от гуру. Если ты вспомнишь их смысл, ты поймёшь, что видения, возникшие перед тобой, суть отражение твоего внутреннего света, и, восприняв их как близких друзей, ты поверишь им и узнаешь их при встрече, как сын узнаёт свою мать.

Уверовав в неизменную природу чистой и святой Истины, ты ощутишь в себе безмятежное течение Самадхи и, войдя в тело совершенного разума, станешь Буддой в Самбхога-Кайе, откуда нет возврата.

О благороднорождённый, вместе с лучами Мудрости возгорятся перед тобой призрачные огни Шести Л о к. На вопрос «Каковы они?» — ответ таков: тускло-белый — от дэвов, тускло-зелёный — от асуров, тускло-жёлтый — от людей, тускло-голубой — от животных, тускло-красный — от прет , тускло-серый — из Ада. Все шесть возгорятся одновременно с шестью сияниями Мудрости. Не бойся их; не соблазняйся ими; оставайся в состоянии бездумья.

Если тебя испугают чистые лучи Мудрости и соблазнит нечистый свет Шести Лок, ты обретёшь тело в одной из них и претерпишь там несчастья Сансары; ты не сможешь покинуть Океан Сансары и будешь блуждать круг за кругом среди страданий.

О благороднорождённый, если ты не усвоил наставления гуру, ты испугаешься чистых лучей Мудрости и божеств. А испугавшись, соблазнишься нечистыми явлениями Сансары. Не делай этого. Смиренно доверься ослепительно чистым лучам Мудрости. Огради свой разум верой и размышляй так: «Благотворные лучи Мудрости Пяти Родов Будд21 появились, чтобы из сострадания помочь мне. Да найду я в них убежище». Не соблазняйся призрачными огнями Шести Лок, но сосредоточь свой ум на Божественных Отцах и Матерях, Буддах Пяти Родов, и молись так:

Во время блужданий в Сансаре под властью

пяти сильных ядов22

На сияющий лучезарный путь Единства Четырёх

Мудростей


Да выведут меня Пять Победоносных Завоевателей,
Да охранят меня Божественные Матери Пяти Родов,
Да буду я спасён от нечистых призрачных путей

Шести Лок,

Да избегну опасностей ужасного Бардо

И достигну пяти чистых Божественных Областей.

С этой молитвой постигают внутренний свет23 и, погрузившись в него, становятся Буддой. Простой человек с помощью смиренной веры познаёт себя и достигает Освобождения; ничтожнейший из людей силою чистой молитвы может затворить врата Шести Локи, постигнув истинный смысл Единства Четырёх Мудростей, стать Буддой на пути Пустоты в Ваджра-Сатве24.
Так, тщательно наставляемый, тот, кому суждено освободиться, придёт к осознанию Истины25; этим путём многие достигнут Освобождения.

Но худшие из худших — те, кто обладают очень плохой кармой, или не имеют склонности ни к какой религии, или не соблюдали обеты — под воздействием кармических видений так и не придя к осознанию Истины, несмотря на наставления о встрече с Реальностью, продолжают своё блуждание, опускаясь всё ниже и ниже.

Примечание:

1 Тибетские философские термины (отсутствующие в тексте) для обозначения Четырёх Мудростей таковы: 1. Нантон — «Феномены и Пустота»; 2. Салтон — «Сияние и Пустота»; 3. Детон — «Блаженство и Пустота»; 4. Ригтон — «Сознание и Пустота». Они соответствуют четырём ступеням дхьян , которые следуют в том же порядке, а отчасти — Четырём Мудростям: Подобной Зеркалу, Равенства, Различия и Свершения. «Дхьяна состоит из последовательности ментальных состояний: анализ (санскр. витарка), размышление (санскр. вичара), любовь (санскр. прити), блаженство (санскр. ананда), сосредоточение (санскр. экаграта). На первой ступени дхьяны адепт спрашивает себя: «Что есть тело? Постоянно ли оно? Следует ли им заниматься?» — и приходит к выводу, что привязанность к временной, подверженной распаду телесной оболочке нежелательна. Познав природу Формы, он сходным образом подвергает анализу Осязание, Чувство, Волю, Познание, Желание и, обнаружив, что несомненной реальностью является лишь Ум, достигает состояния обычной духовной концентрации. На второй ступени дхьяны адепт переходит от анализа к сосредоточенному размышлению — более сложному духовному процессу. На третьей ступени размышление сменяется блаженным состоянием сознания; блаженство, будучи вначале физическим ощущением, переходит на четвёртой ступени в чистый экстаз. И наконец, на пятой ступени экстаз, продолжая оставаться на заднем плане, уступает место состоянию полной духовной концентрации». — Лама Кази Дава-Самдуп.

2 До сих пор главные божества носили титул Бхагаван («Победоносный»); здесь они названы Буддой («Просветлённый»). Тиб. Саньяи; санскр. Будда; сан — «пробудившийся (от сна неведения)»; я и — «полностью реализовавший (все атрибуты совершенства, или моральные добродетели)».

3 Санскр. Виджая — «Победоносный», Страж Востока.

4 Санскр. Ямантака —«Сокрушающий Яму (Смерть)», Страж Юга, один из обликов Шивы, гневный аспект Авалокитешвары. Как грозное божество, олицетворяет одну из десяти разновидностей Гнева (тиб. Тьово, санскр. Кродха).

5 Санскр. Хаягрива — «Царь с Лошадиной Шеей», Страж Запада.

6 Санскр. Амрита-Дхара — «Сосуд с Нектаром», чья божественная функция заключается в превращении всех вещей в нектар (в эзотерическом смысле тантрической йоги). Экзотерическое значение слова амрита — «нектар», эзотерическое — «пустота». Амрита-Дхара — Страж Севера.

7 Санскр. Анкуша — «Держащая Стрекало» шакти (т. е. женский аспект) Виджаи.

8 Санскр. Пашадхари — «Держащая Петлю», шакти Ямантаки.

9 Санскр. Ваджра-Шринхала — «Держащая Цепь», шакти Хаягривы.

10 Санскр. Кинкини-Д хари — «Держащая Колокол», шакти Амрита-Дхары. Все Стражи и их шакти имеют оккультную связь с четырьмя сторонами света и с мандалой (конклавом божеств), в которую они входят. Как тантрические божества — хранители веры (санскр. Дхарма-па л а), они обладают рангом Бодисатв и символизируют четыре мирных способа, используемых божествами для спасения живых существ, а именно: сострадание, нежность, любовь, справедливость.

11 Ванпо-гьячин — «Тот, кому приносят Сто Жертву; санскр.. Шата-Крату — одно из имён Индры, означающее «Владыка Верховной Власти».

12 Санскр. Вирачара — имя, которое указывает как на физическую силу, так и на доспехи, в которые облачено это божество Асура-Локи, мира, где главной привязанностью является война.

13 Санскр. Дхарма-Раджа.

14 Санскр. Саманта-Бадра. Тантрическая школа наделяет каждое божество, даже высшее, своей шакти. Но некоторые божества изображаются без шакти, например, Маньчжушри (или Маньчжугоша), хотя не исключено, что в изображении имеется какое-либо символическое замещение шакти, например, Праджня-Парамита (часто называемая Матерью), которую держит Маньчжушри. В этом учении, как нетрудно видеть, отражён дуализм вселенной; но поскольку все пары оппозиций имеют единый источник — Пустоту Дхарма-Кайи, дуализм оказывается мнимым.

15 Согласно эзотерическому учению северного буддизма, человек представляет собой, употребляя термины мистической философии Древнего Египта и Греции, микрокосм в макрокосме.

16 Тиб. килкор; санскр. мандала, конклав божеств.

17 Божества-хранители — также, в конечном счёте, экстериоризации человека, верящего в них. В Демчок-тантре говорится, что «Деваты — лишь символы разных вещей, встречающихся на Пути, таких как полезные импульсы и достигнутые с их помощью ступени», и что «если возникнут сомнения в божественности Деват, надо сказать: «Дакини — воспоминание моего тела», и вспомнить, что божества составляют Путь».

18 Каждое из этих мистических сияний символизирует особое качество Бодхи или Мудрости Будды, откуда они исходят.

19 «Состояние бездумья» достигается в самадхи-йore. Это состояние считается изначальным состоянием Ума, его можно пояснить следующим примером: пока человек пассивно отдаётся течению реки, он спокойно плывёт вперёд; но едва он попытается схватить в воде какой-нибудь предмет, как спокойствие его движения нарушается. Подобным образом появление мыслей препятствует естественному течению сознания.

20 В трансцендентальном состоянии Просветления на Внутреннем (или Тайном) Пути все Мирные и Гневные Божества большой мандалы, описанной в тексте, сливаются с Ваджра-Сатвой воедино. Всего Божеств сто десять; сорок два локализуются в области сердца, десять — в области горла, пятьдесят восемь — в области головного мозга.

21 Санскр. Сугата; буквальное значение: «Достигшие Счастья (или Нирваны)», т. е. Будды.

22 Пять ядов, которые, подобно наркотикам, порабощают человечество и привязывают его к страданиям существования в пределах Шести Л о к: похоть, ненависть, глупость, тщеславие (или эгоизм), зависть.

23 Тиб. ран — «я», нан — «свет»; «собственный свет», «внутренний свет», т. е. мысли или идеи в ореоле потока сознания. Состояние Бардо — это посмертный сон, сменяющийся бодрствованием земной жизни; цель наставлений Бардо Тёдол — пробудить спящего к Реальности, к надмирному состоянию сознания, к уничтожению оков сансарического бытия, к Совершенному Просветлению Будды.

24 Ваджра-Сатва, как символическое божество, образ Акшобьи, описан в тибетских оккультных ритуалах полым внутри и как таковой воплощает Пустоту, о которой написано множество эзотерических сочинений с подробными комментариями. Через Ваджра-Сатву проходит путь Освобождения, так как он — воплощение всех ста десяти божеств мандалы. Гневных и Мирных Божеств. Чтобы успешно продвигаться по этому пути, неофит нуждается в руководстве со стороны посвящённого.

25 Эта истина гласит, что за любым феноменом Бардо не стоит никакой реальности, кроме иллюзий, накопленных в сознании умершего, — наследия сансарического опыта. Её осознание приводит к немедленному Освобождению.

Седьмой День

На Седьмой День из святых райских областей перед умершим появляются Божества, Хранители Знания. Одновременно перед ним простирается путь в мир животных, порождённый омрачающей страстью, неведением1. Обратись тогда к умершему по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, слушай внимательно! На Седьмой День засияют перед тобой разноцветные лучи очищенных склонностей, а из святых райских областей выйдут навстречу тебе Божества, Хранители Знания2.

В центре Круга (или мандалы) в ореоле радужных лучей появится Высшее Божество, Обладающее Знанием, Лотосоподобный Бог Танца, Верховный Хранитель Знания, Тот, Кто взращивает плоды кармы; он сияет всеми пятью цветами в объятиях Божественной Матери, Красной Дакини3; у него кривой нож и череп, наполненный кровью4; танцуя, он делает поднятой правой рукой мудру очарования.

В восточной части Круга появится Божество, чьё имя Хранитель Знания на Земле; цвет его — белый, он улыбается в объятиях Белой Дакини, Божественной Матери; у него кривой нож и череп, наполненный кровью; танцуя, он делает поднятой правой рукой мудру5 очарования.

В южной части Круга появится Божество, Хранитель Знания, чьё имя Владыка Продолжительности Жизни, цвет его — жёлтый, он улыбается в объятиях Жёлтой Дакини, Божественной Матери; у него кривой нож и череп, наполненный кровью; танцуя, он делает поднятой правой рукой мудру очарования.

В западной части Круга появится Божество, чьё имя Хранитель Знания Великого Символа, цвет его — красный, он улыбается в объятиях Красной Дакини, Божественной Матери; у него кривой нож и череп, наполненный кровью; танцуя, он делает поднятой правой рукой мудру очарования.

В северной части Круга появится Божество, чьё имя Хранитель Особого Знания; цвет его — зелёный, одна половина лица гневается, другая — улыбается; он в объятиях Зелёной Дакини, Божественной Матери; у него кривой нож и череп, наполненный кровью; танцуя, он делает поднятой правой рукой мудру очарования.

Во внешнем Круге, что опоясывает Хранителей Знания, появятся бесчисленные сонмы дакинь: дакини восьми мест кремации, дакини четырёх родов, дакини трёх центров, дакини тридцати святых мест и двадцати четырёх мест паломничества6, герои и героини, небесные воины, божества-защитники учения — и каждый украшен шестью украшениями из костей; в руках у них барабаны, флейты из берцовой кости, бубны из черепа, стяги из кожи великанов7, балдахины и знамёна из человеческой кожи и бесчисленное множество других музыкальных инструменте)!; они наполняют музыкой все миры, которые дрожат, сотрясаются и колеблются от мощных звуков, ошеломляющих разум; они танцуют в разных ритмах; они выходят встретить верных и наказать неверных8.

О благороднорождённый, пятицветное сияние Мудрости Одновременного Рождения9 — сияние очищенных пристрастий — трепещущее, ослепительное, подобное разноцветным нитям, сверкающее, лучезарное, ясное, великолепное, устрашающее, проистечёт из сердец пяти главных Божеств, Хранителей Знания, и поразит тебя в сердце таким ярким блеском, что ты не сможешь смотреть на него.

В это же время вместе с лучами Мудрости возгорится тусклый голубой свет из мира животных. И тогда под влиянием видений собственных склонностей ты испугаешься лучей пяти цветов: ты захочешь бежать от них и соблазнишься тусклым светом из мира животных. Не бойся сверкающего пятицветного сияния; не ужасайся; знай, что это — твоя собственная мудрость.
Из глубины этого сияния раздастся естественный звук Истины, подобный тысяче громов. Гремящими раскатами прогрохочет он, и среди них ты услышишь крики: «Бей! Убивай!» — и мантры, внушающие страх. Не бойся; не беги; не ужасайся; знай, что эти звуки — умственное содержание твоего собственного внутреннего света.

Не соблазняйся тускло-голубым светом; не поддавайся слабости. Если соблазнишься им, то попадёшь в мир животных, где царит неведение, и претерпишь там безмерные страдания рабства, бессловесности и невежества; пройдёт очень долгое время, прежде чем ты сможешь его покинуть. Не соблазняйся им. Верь в яркое, ослепительное, пятицветное сияние; сосредоточь свой ум на Божествах, на Победителях, Владеющих Знанием. Размышляй так: «Эти Владеющие Знанием Божества, Герои и Дакини пришли встретить меня из святых райских областей. Молю их всех: до сего дня, несмотря на то, что Будды Пяти Родов и Трёх Времён испускали лучи милосердия и сострадания, я не был ими спасён. Горе мне! Да не допустят Божества, Хранители Знания, чтобы я опустился ещё ниже. Да подхватят они меня лучезарным крючком своего сострадания и приведут в святые райские области».

Размышляй об этом сосредоточенно и молись так:

О Божества, Владыки Знания, молю вас, выслушайте

меня

И выведите меня на Путь своей великой любовью!
Когда я блуждаю в Сансаре под властью усилившихся

пристрастий,

На сияющий лучезарный путь Мудрости Одновременного

Рождения

Да выведут меня Герои, Хранители Знания,
Да охранят меня Матери-Дакини,
Да спасут меня от страшных опасностей Бардо
И поместят в чистые Области Рая.

Так молясь, с глубокой верой и смирением, несомненно можно будет родиться в чистых Областях Рая10 , слившись в радужном свете с сердцем Божеств, Хранителей Знания.

Все верующие, придя на этой ступени к осознанию Реальности, достигнут Освобождения; и даже те, кто имеет плохую карму, будут здесь освобождены.

Конец Раздела Великого Тёдол, в котором приводятся наставления о встрече с Мирными Божествами в Чёнид Бардо и с Чистым Светом в Чигай Бардо.

Примечание:

1 Подобно тому, как физические атомы мёртвого тела постепенно распадаются и направляются в соответствующие места: одни — как газы, другие — как жидкости, третьи — как твёрдые тела, так и в Бардо происходит постепенное разъединение психических атомов ментального тела Бардо: каждая склонность, направляемая кармическим сродством, неизбежно попадает в родственное окружение. Таким образом, текст даёт понять, что неведение (свойство, присущее животным) естественным образом устремляется к миру животных и воплощается в нём, как - распавшаяся часть ментальности умершего.

2 Ригцин — «Владыка (или Хранитель) Знаниям Чисто тантрические божества.

3 Мхагрома — «идущая по небу»; фееподобные богини, обладающие особыми оккультными силами творить добро и зло. Это также чисто тантрические божества, объекты большинства главных ритуалов северного буддизма.

4 Эзотерически человеческий череп и наполняющая его кровь означают отречение от человеческой жизни, уход из Сансары, самопожертвование на кресте мира; имеется определённое сходство между кровью, символизируемой жидкостью красного цвета, в черепе (ламаистское богослужение) и вином, также символизирующим кровь, в чаше (христианское причастие).

5 Мудра —- мистический знак, особым образом сложенные пальцы, определённое положение руки или тела. Некоторые мудры используются для опознания членов оккультных братств, наподобие масонского рукопожатия. Другие мудры, используемые, в основном, йогами, замыкают и изменяют магнетические токи тела. Прикосновение одного кончика пальца к другому в мудре позволяет контролировать телесные силы или жизненные токи. Мудра очарования относится к последним; её делают правой рукой: средний палец прикасается к большому, указательный и мизинец вытянуты, безымянный прижат к ладони.

6 Здесь дакини представлены несколькими разновидностями фееподобных существ, обитающих в разных местах. Восемь мест кремации известны из индуистской мифологии; три центра — области сердца, горла и мозга, управляемые, говоря эзотерически, особыми дакинями — олицетворением психических сил каждого из центров; прочие дакини пребывают в святых местах и местах паломничества.

7 Кожа ракшасов, гигантских человекоподобных демонов, обладающих сверхъестественной силой — сидхи.

8 Тибетские ламы используют в религиозных ритуалах семь (или восемь) видов музыкальных инструментов: большие барабаны, цимбалы (обычно медные), раковины, колокольчики (похожие на колокольчики, употребляемые в католической мессе), бубны, рожки (звучащие наподобие шотландских волынок), большие трубы и флейты, сделанные из человеческой берцовой кости. Хотя сочетание звуков этих инструментов нельзя назвать мелодичным, ламы утверждают, что оно вызывает у человека чувство глубокого благоговения и веры, ибо оно подобно естественным звукам, которые производит его собственное тело, когда, заткнув уши пальцами, он закрывает доступ звукам внешнего мира. В этом случае можно услышать глухие удары, подобные ударам в большой барабан, позвякивание, словно звуки цимбал, шелест, подобный шелесту ветра в листьях — такой звук издаёт раковина, если в неё подуть, звон, напоминающий звон колокольчика, резкий стук, как у бубна, жалобные стоны, подобные звукам рожка, низкие хрипы, как у большой трубы, и пронзительные звуки, вроде звуков флейты из человеческой кости. Это представляет интерес не только в качестве теории тибетской культовой музыки, но и как ключ к эзотерическому истолкованию символики естественных звуков Истины (о них говорится в других местах текста), производимых разными свойствами интеллекта в пределах общей ментальности человека.

9 Мудрость, возникающая одновременно с достижением осознания.

10 Умерший, спускаясь всё ниже по ступеням Бардо, ищет спасения не в Нирване (существование вне Сансары), а в небесных мирах (мирах воплощения в пределах Сансары). Хотя теоретически Нирвана достижима на любой ступени Бардо, простому человеку, не обладающему хорошей кармой, на практике это не удаётся. Поэтому лама или чтец, совершающий обряд, помогает умершему использовать все возможности ситуаций, в которых он оказывается.

ПОЯВЛЕНИЕ ГНЕВНЫХ БОЖЕСТВ С ВОСЬМОГО ДНЯ ПО ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ

Теперь будет рассказано о появлении Гневных Божеств.

В предыдущем Бардо Мирных Божеств было семь ступеней. Наставления на каждой ступени должны были помочь умершему достичь на одной из них осознания и освободиться.

Многие таким образом достигают Освобождения, но, хотя многие достигнут Освобождения, велико число живых существ, чья плохая карма могущественна, невежество глубоко, пристрастия неизменны — Колесо Неведения и Иллюзий не ускорит для них свой бег и не замедлит. И хотя всех наставляют подробнейшим образом, преобладают те, кто опускается ещё ниже.

Поэтому после исчезновения Мирных Божеств — Хранителей Знания, которые встречали умершего, перед ним в ореолах пламени появятся пятьдесят восемь Гневных Божеств, пьющих кровь, — те же самые Мирные Божества, облик которых изменился в соответствии с местом (или психическим центром тела Бардо умершего, откуда они появляются) и ничуть не похож на прежний1.
Это Бардо Гневных Божеств, и тому, кто поддастся влиянию страха, ужаса и трепета2, достичь здесь осознания будет очень трудно. Разум, не обретший независимость, блуждает от одного сумеречного состояния к другому. И всё же, если умерший достигнет хотя бы слабого осознания, ему легче будет освободиться на этой ступени. На вопрос «Почему?» — ответ таков: «Потому что с появлением видений, которые вызывают страх, ужас и трепет, разум умершего становится бдительным и сосредоточенным — именно поэтому3».

Если на этой ступени умерший не услышит учения, его религиозные познания — будь они безбрежны как океан — совершенно бесполезны. Случается, что даже монахи и знатоки философии сбиваются на этой ступени с пути и, не достигнув осознания, блуждают в Сансаре.

Что же тогда говорить о простых людях! Гонимые страхом, ужасом и трепетом, они низвергаются в бездны низших миров и претерпевают там страдания. Но и ничтожнейший последователь тайного учения Мантраяны, как только увидит этих божеств, пьющих кровь, сразу же узнает своих божеств-хранителей, и их встреча будет подобна встрече старых знакомых. Он доверится им, он сольётся с ними воедино, он станет Буддой4.

Размышление ещё в земной жизни над описаниями божеств, пьющих кровь, поклонение и воздаяние им хвалы и даже простое созерцание их изображений и образов способствуют на этой ступени опознанию божеств, что приводит к осознанию и Освобождению. В этом и заключается всё искусство.

А монахам и философам, не знакомым с учением Бардо, сколь бы усердно ни исполняли они при жизни религиозные предписания, сколь бы умны ни были в толковании иных учений, — по смерти не будет дано никаких знамений: ни радужного ореола над погребальным костром, ни мощей в пепле. И всё потому, что при жизни они не приняли в сердце тайное учение, но с презрением отнеслись к нему и не познали через посвящение божеств тайного учения; так что когда божества появляются в Бардо, они их не узнают. Увидев же, внезапно то, чего прежде никогда не видели, они воспринимают это как нечто враждебное; в них возникает чувство вражды, и по этой причине они переходят в низшие области. Поэтому, если монахи и философы не имеют практики в тайном учении, им не будет дано таких знамений, как радужный ореол, а в пепле погребального костра не останется мощей или костей, напоминающих зёрна5.

Ничтожнейший из адептов Мантраяны может быть грубым, ленивым, тупым, нарушать обеты, иметь плохие привычки и даже неправильно выполнять религиозные обряды, которым его обучили, — и всё же пусть никто не презирает его за это и не сомневается в нём, но с почтением относится к тому тайному учению, которым он владеет. Этого достаточно, чтобы достичь Освобождения.

Даже если поступки, человека, который оказывает учению такое почтение, при жизни не всегда достойны, по смерти ему будет дано одно из знамений: радужное сияние, кости-фигурки или мощи. И всё потому, что тайное учение обладает великой силой помощи6.

Такие люди и упомянутые адепты тайной Мантраяны с обычным психическим развитием, которые занимались духовной концентрацией и упражнялись в главном (в главных мантрах)7, не опустятся до этой ступени Чёнид Бардо. Как только остановится их дыхание, Герои, Героини и Хранители Знания8 сопроводят их в чистые райские области. В знак этого небо будет безоблачным; они сольются с радужным сиянием; солнце заструится потоками света; в воздухе распространится запах благовоний; зазвучит музыка в сияющих небесах; в погребальном костре останутся мощи и кости-фигурки.

Поэтому монахам, знатокам философии и тем последователям тайного учения, которые не сдержали своих обетов, а также простым людям Те дол необходим9. Тот же, кто сосредоточенно размышлял о Великом Совершенстве и Вели ком Символе10, в минуту смерти осознает Чистый Свет и достигнет Дхарма-Кайи; такому нет нужды читать Тёдол. Осознав Чистый Свет в момент смерти, он осознает также видения Мирных и Гневных Божеств в Чёнид Бардо и достигнет Самбхога-Кайи; или же осознание произойдёт в Сидпа Бардо, и тогда он достигнет Нирмана-Кайи, родится в одном из высших миров, познает в следующем - рождении на земле это Учение и воспользуется непрерывностью кармы11.

Поэтому Тёдол — учение, благодаря которому, не занимаясь медитацией, можно стать Буддой; учение, которое освобождает одним слушанием; учение, которое ведёт существ с самой плохой кармой по Тайному Пути; учение, которое мгновенно порождает различие между посвящёнными в него и непосвящёнными, поскольку это глубочайшее учение мгновенно дарует Совершенное Просветление. Те живые существа, которые его восприняли, не могут попасть в низшие миры.

Это учение и учение Тахдол12, соединённые вместе, подобны мандале из золота и бирюзы; сочетай их.

Теперь, когда сообщена сущность Тедол, настала очередь наставлений о встрече с Гневными Божествами в Бардо.

Примечание:

1 До этого времени перед умершим появлялись пятьдесят два Мирных Божества и Хранителя Знания, или эманации психических центров сердца и горла его Бардо-тела. Теперь появятся Гневные Божества, исходящие из психического центра головного мозга. Это грозные аспекты Мирных Божеств, к которым, противопоставляя их гневным двойникам, причисляют Хранителей Знания.

2 Страх, ужас и трепет (или благоговение) при созерцании божеств возникают только у обычного человека. Как поясняет книга, он не получил при жизни соответствующей йогической подготовки, которая помогла бы ему в момент смерти осознать Бардо как таковое и выйти за его пределы. Адепт йоги, который способен «ухватить Бардо за хвост», подчинив себе смерть, и который знает, что все видения нереальны и не имеют над ним власти как в этом, так и в других мирах, вообще не попадает в Бардо; его цель — немедленное сознательное рождение среди людей (или в одной из райских областей) или же, если он достиг подлинной духовной зрелости (что бывает очень редко), — Нирвана.

3 Едва успевает погаснуть одно сияние, как вспыхивает другое: умершему и мгновения не остаётся на рассеяние, его разум пребывает в сосредоточенно-бодрствующем состоянии.

4 Кровь символизирует сансарическое бытие; питьё крови — жажду и утоление жажды сансарического бытия. Адепт, который и на этой ступени способен осознать, что божества — лишь олицетворение его собственных пристрастий, порождённых прошлыми жизнями, и который обладает силой, чтобы бестрепетно встретить их, словно старых знакомых, такой адепт достигает просветления относительно истинной природы сансарического бытия, а вместе с ним — Всесовершенного Просветления, становится Буддой.

5 С незапамятных времён почти у всех народов, включая тибетцев, распространена вера в то, что рождение, смерть и погребение великого героя или святого сопровождаются необычными явлениями. Ламы считают, что эти необычные явления имеют вполне рациональное объяснение, которое приводится в тексте. Ламы утверждают, что у подлинного святого среди обуглившихся костей в пепле его погребального костра попадаются кости в виде определённых фигур и останки, напоминающие жемчужины (в тексте: зёрна).

6 Речь идёт о действенности эзотерических учений, в основе которых лежит сама Истина: их последователи и даже почитатели автоматически подключаются к определённым психическим энергиям.

7 То есть адепты, которые под руководством опытного гуру упражнялись в точном произношении и интонировании священных мантр (так называемых «главных мантр») . Вот некоторые из них: Ом Мани Падме Хум! («Слава Драгоценности Лотоса!»); Ом Ваги Шори М у м! («Слава Владыке Речи!») ; Ом Ваджра Пани Хум! («Слава Держателю Дордже!»). Это три главные мантры «Трёх Защитников» ламаизма. Первый из них - Бодисатва Ченрази (санскр. Авалокита) — «Зрящий Зоркими Глазами», Великий Сострадатель; второй — Бодисатва Чампалян (санскр. Маньчжугоша) — Бог Тайной Мудрости; третий — Бодисатва Чакдор (санскр. Ваджра-Пани) — Владыка Молнии.

8 Ср. отрывок из молитвы, которую читают над умирающим, в «Книге об искусстве умирать»: «Когда душа твоя покидает тело, да явятся перед тобой сонмы сияющих ангелов; победоносное воинство, достойнейшие судьи и советники святых апостолов да встретят тебя; чистейший, белоснежный, светлый сонм праведных исповедников и великое множество славных мучеников да придут к тебе; и досточтимое братство святых праотцев да сопроводит тебя в мир покоя и радости; и да удостоят тебя пребывать с ними вовеки».

9 Ламы считают, что добродетель и книжное знание желательны ищущему Освобождения, но духовная мудрость, дополненная непоколебимой верой и равнодушием к интеллектуализму, — ему необходима. Одно из наставлений великих тибетских йогов, сообщаемое неофитам, гласит: «Трудно достичь Освобождения одним интеллектуальным знанием; верою же Освобождение достигается легко».

10 «Великое Совершенство» связано с учением о достижении Совершенства или состояния Будды, как его проповедует школа гуру Падма Самбавы; «Великий Символ» (тиб. Чаг-чен, санскр. Маха-Мудра) — один из элементов древнеиндийской системы йоги, имеющей отношение к этой же школе, но особенно широко практикуемой последователями частично реформированной секты Каргьюпта. Секта была основана во второй половине XI века тибетским йогом Марпой, который был учеником индийского пандита Атиши и Наропы (ученика Атиши) и перенёс учение о Великом Символе в Тибет. Миларепа, самый почитаемый тибетский йог, был преемником Марпы. Он развил практическую сторону учения о Великом Символе и положил его в основание своей секты.

11 Если осознание Реальности происходит с первым её появлением, т. е. если Спящий в мире Сансары пробуждается в божественной области Самбхога-Кайе во время пребывания в Чёнид Бардо, то обычный круг рождений и смертей разрывается и Пробудившийся по своей воле и сознательно возвращается в земной мир как Божественное Воплощение, чтобы способствовать духовному развитию человечества. Если же осознание происходит лишь в Сидпа Бардой достигается Нирмана-Кайя, то пробуждение будет неполным, а постижение Реальности несколько затуманенным, ибо область Сидпа Бардо находится гораздо ниже, чем Чёнид Бардо. Но и в этом случае обретается величайшее благо духовно-просветлённого рождения в одном из высших миров: в Дэва-Локе, Асура-Локе или в Локе людей; родившийся в мире людей возобновит в силу склонностей, приобретённых в прежней жизни, изучение тайного учения Мантраяны и занятия йогой с того места, где его прервала смерть. Это и есть непрерывность кармы.

12 Тиб. Tax-дол. Небольшое тибетское сочинение, состоящее исключительно из мантр; используется как дополнение к Бардо Тёдол. Если человек умирает, зная мантры Тахдола, то эти могучие талисманы способствуют его безопасному путешествию в Бардо и счастливому новому рождению. Нередко экземпляр Тахдола (и даже отдельные мантры, написанные на полосках бумаги и свёрнутые в крошечные свитки) привязывают к телу покойника и сжигают или погребают вместе с ним. Аналогичным образом погребали вместе с мумией списки «Египетской книги мёртвых».

Восьмой День

И вновь назови умершего по имени и обратись к нему так:

О благороднорождённый, слушай внимательно! Не сумев достичь осознания в высшем Бардо, где перед тобой появились Мирные Божества, ты забрёл, блуждая, в эти пределы. Теперь, на Восьмой День, появятся Гневные Божества, пьющие кровь. Действуй так, чтобы познать их; не отвлекайся.

О благороднорождённый, из твоего собственного мозга появится и ярко засияет Великий Славный Будда-Херука, коричневого цвета; три головы у него, шесть рук, четыре крепко поставленные ноги; правое лицо — белое, левое — красное, то, что посреди, — коричневое; из тела вырывается ослепительное пламя, девять глаз широко раскрыты и глядят устрашающе, брови дрожат, как молнии, зубы торчат изо рта и сверкают, пронзительный свист и громкие звуки «а-ла-ла!» и «ха-ха!» вылетают сквозь них; волосы, красно-жёлтого цвета, стоят дыбом и испускают сияние; головы украшены высушенными человеческими черепами и символами солнца и луны; на теле гирлянда из чёрных змей и человеческих голов, истекающих кровью; в первой правой руке он держит диск, во второй — меч, в третьей — боевой топор; в первой левой руке — колокол, во второй — чашу из черепа, в третьей — лемех; его обнимает Мать, Будда-Кротишвари1, правой рукой она обвивает его шею, левой подносит к его устам красную раковину, полную крови; она издаёт звуки, подобные то треску, то лязгу, то громовым раскатам; от обоих божеств исходят ослепительные языки пламени Мудрости, пышущие из каждой поры их тел и содержащие каждый пылающее дордже; оба божества стоят на возвышении, которое поддерживают рогатые орлы2; одна их нога согнута в колене, другая напряжённо выпрямлена. Не бойся их, не ужасайся. Знай, что это — твой бог-хранитель. Не страшись, ибо в действительности это — Бхагаван Вайрочана, Отец-Мать. Одновременно с осознанием придёт Освобождение: узнав в нём своего бога-хранителя, слившись с ним воедино, ты станешь Буддой в Самбхога-Кайе.

Примечание:

1 Будда-женщина, Могучая Гневная Мать.

2 Гаруды индийской и тибетской мифологии. Их изображают с головой орла и телом человекоптицы: две руки, два орлиных крыла, две орлиных лапы. Олицетворяют энергию и желание.

Девятый День

Но если умерший бежит от них, гонимый страхом и ужасом, тогда на Девятый День выйдут ему навстречу пьющие кровь божества из Рода Ваджры. Тогда назови умершего по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, слушай внимательно! Из восточной области твоего мозга появится божество, пьющее кровь, из Рода Ваджры, по имени Бхагаван Ваджра-Херука, синего цвета; три лица у него, шесть рук, четыре крепко поставленные ноги; в первой правой руке он держит дордже, во второй — чашу из черепа, в третьей — боевой топор; в первой левой руке — колокол, во второй — чашу из черепа, в третьей — лемех; его обнимает Мать Ваджра-Кротишвари, правой рукой она обвивает его шею, левой подносит к его устам красную раковину, полную крови. Не бойся их, не ужасайся, не трепещи. Знай, что они — воплощение твоего собственного разума. Не пугайся, это — твой бог-хранитель. В действительности это Бхагаван Ваджра-Сатва, Отец и Мать. Доверься им. Постигни их, и ты немедленно обретёшь Освобождение. Назвав их так, узнав в них своих божеств-хранителей, слившись с ними воедино, ты станешь Буддой.

Десятый День

Если же умерший не узнает их — по причине чрезмерной помрачающей силы своих злодеяний — и бежит от них, гонимый страхом и ужасом, тогда на Десятый День выйдут ему навстречу пьющие кровь божества из Рода Драгоценного Камня. Тогда назови умершего по имени и наставляй его так:
О благороднорождённый, слушай! На Десятый День из южной области твоего мозга появится божество, пьющее кровь, из Рода Драгоценного Камня, по имени Ратна-Херука, жёлтого цвета; три лица у него, шесть рук, четыре крепко поставленные ноги; правое лицо — белое, левое — красное, то, что посреди — жёлтое; ореол пламени окружает его; в первой из своих правых рук он держит драгоценный камень, во второй — трезубый жезл, в третьей — жезл; в первой из левых рук — колокол, во второй — чашу из черепа, в третьей — трезубец; его обнимает Мать Ратна-Кротишвари, правой рукой она обвивает его шею, левой подносят к его устам красную раковину, полную крови. Не бойся их, не ужасайся, не трепещи. Знай, что они — воплощение твоего собственного разума. Не пугайся, они — твои божества-хранители. В действительности они — Отец-Мать Бхагаван Ратна-Самбава. Доверься им. Постигни их, и немедленно придёт Освобождение. Назвав их так, узнав в них своих божеств-хранителей, слившись с ними воедино, ты станешь Буддой

Одиннадцатый День

Но если, несмотря на эти наставления, под влиянием дурных склонностей, страха и ужаса, умерший не узнает своих божеств-хранителей и бежит от них, тогда на Одиннадцатый День навстречу ему выйдут пьющие кровь божества из Рода Лотоса. Тогда назови умершего по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, на Одиннадцатый День из западной области твоего мозга появится божество, пьющее кровь, из Рода Лотоса, по имени Бхагаван Падма-Херука, красно-чёрного цвета; три лица у него, шесть рук, четыре крепко поставленные ноги; правое лицо — белое, левое — синее, то, что посреди, — красное; в первой правой руке он держит лотос, во второй — трезубый жезл, в третьей — палицу; в первой левой руке — колокол, во второй — чашу из черепа, наполненную кровью1, в третьей — небольшой барабан; его обнимает Мать Падма-Кротишвари, правой рукой она обвивает его шею, левой подносит к его устам красную раковину, полную крови; Отец и Мать в единстве. Не бойся их, не ужасайся, не трепещи. Возрадуйся. Знай, что они — порождение твоего собственного разума. Не пугайся, они — твои божества-хранители. В действительности это Отец-Мать Бхагаван Амитаба. Доверься им. Вместе с постижением наступит Освобождение. Осознав их, узнав в них своих божеств-хранителей, слившись с ними воедино, ты станешь Буддой.

Примечание:

1 Дословно — «наполненная красным веществом». В ламаистских обрядах обычно используют жидкость красного цвета, олицетворяющую кровь (символ отречения от жизни, от сансарического бытия), — подобно красному вину в таинстве евхаристии.

Двенадцатый День

Вопреки этим наставлениям умерший, по-прежнему влекомый дурными склонностями, страхом и ужасом, может не узнать их и бежать. Тогда на Двенадцатый День выйдут ему навстречу божества, пьющие кровь, из Рода Кармы, а с ними Керима, Хтаменма и Ванчугма1. Ужас охватит его, если он не достигнет осознания. Тогда назови умершего по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, на Двенадцатый День из северной области твоего мозга появится божество, пьющее кровь, из Рода Кармы, по имени Карма-Херука, зелёного цвета, величественного вида; три лица у него, шесть рук, четыре крепко поставленные ноги; правое лицо — белое, левое — красное, то, что посреди, — зелёное; в первой правой из шести рук он держит меч, во второй — трезубый жезл, в третьей — палицу; в первой левой руке — колокол, во второй — чашу из черепа, в третьей — лемех; его обнимает Мать-Кротишвари, правой рукой она обвивает ею шею, левой подносит к его устам красную раковину; Отец и Мать в единстве. Не бойся их, не ужасайся, не трепещи. Знай, что они — воплощение твоего разума. Не пугайся, это твои божества-хранители. В действительности они — Отец-Мать Бхагаван Амога-Сидхи. Доверься, смирись, возлюби их. Вместе с постижением наступит Освобождение. Осознав их, узнав в них своих божеств-хранителей, слившись с ними воедино, ты станешь Буддой.

Наставления гуру помогают понять, что это — мысле-формы, порождаемые нашим собственным разумом. Когда человек убеждается, что его напугало чучело льва, он освобождается от страха. Если же он не знает, что это лишь чучело, страх возрастает, но стоит всё объяснить, как страх его покидает. Так и здесь, когда появляются сонмы божеств, пьющих кровь, огромных размеров, с могучими членами, в человеке неизбежно возникают страх и ужас. Но, выслушав наставления, он узнает своих божеств-хранителей, собственные мысле-формы. И тогда Материнский Чистый Свет, который уже известен умершему, порождает вторичный Чистый Свет, Свет-Дитя, и оба они — Мать и Дитя — предстают перед умершим, подобно близким друзьям, и, нераздельно смешавшись друг с другом, изливают на него сияние Освобождения. Просвещение и самопознание освобождают его.

Примечание:

1 Все три рода божеств — индийские и тибетские по происхождению богини: Керима имеет человеческий облик, Хтаменма и Ванчугма — антропоморфные существа с головами животных, подобно египетским богам (в известной степени тотемическим). Эти божества символизируют определённые кармические импульсы или склонности, которые появляются в Бард осознании умершего в виде галлюцинаций. Слово Керима, по-видимому, соединение санскритского (Кеури) и тибетского слов; став широкоупотребительным в Тибете, оно, подобно другим именам, в такой форме и вошло в текст книги. Хтаменма — вероятно, название до-буддийских божеств древнетибетской религии бон. Ванчугма — перевод на тибетский санскритского Ишвари («Могущественные Богини»).

Тринадцатый День

Если и это наставление не помогает, то даже достойные люди на Пути1 низвергаются вниз и блуждают в мире Сансары. В этом случае Восемь Гневных Божеств, Керимы и Хтаменмы с головами разных животных выходят из мозга умершего и появляются перед ним. Тогда назови умершего по имени и наставляй его так:

О благороднорождённый, слушай внимательно! На Тринадцатый День из восточной области твоего мозга появятся перед тобой Восемь Керим. Не бойся их.

С восточной стороны придёт Белая Керима2; в правой руке она держит, как палицу, человеческий труп, в левой — чашу из черепа, полную крови. Не бойся.

С южной стороны придёт Жёлтая Цеурима3 с натянутым луком в руках. С западной — Красная Прамоха4 со стягом макары5. С северной — Чёрная Петали6, с дордже и чашей из черепа, полной крови. С юго-восточной — Красная Пукаса7; в правой руке у неё — внутренности, левой она кладёт их в рот. С юго-западной — Зелёная Хасмари8; в левой руке у неё чаша из черепа, полная крови, в правой — дордже, им она размешивает кровь, которую затем с наслаждением пьёт. С северо-западной — Жёлто-Белая Цандали9; она разрывает труп на части, в правой руке у неё сердце, левой она кладёт труп в рот и пожирает его. С северо-восточной — Синяя Смаша; она разрывает труп на части и пожирает его. Эти Восемь Керим Восьми Направлений или Сторон Света, окружающие Пятерых Отцов, пьющих кровь, появятся перед тобой. Но не бойся их.

О благороднорождённый, из внешнего по отношению к ним Круга появятся перед тобой Восемь Хтаменм восьми областей мозга. С восточной стороны — Коричневая Хтаменма с головой льва; её руки скрещены на груди, она потрясает гривой, в пасти у неё труп. С южной — Красная Хтаменма с головой тигра; её руки скрещены внизу, она скалит клыки и сверкает глазами. С западной — Чёрная Хтаменма с головой лисы; в правой руке она держит нож, в левой — внутренности; она пожирает их и лижет кровь. С северной — Синяя Хтаменма с головой волка; она раздирает труп обеими руками, глаза её сверкают. С юго-восточной — Жёлто-Белая Хтаменма с головой грифа; на её плече — огромный труп человека, в руке — скелет. С северо-западной — Чёрная Хтаменма с головой ворона; в левой руке у неё чаша из черепа, в правой — меч; она пожирает сердце и лёгкие. С северо-восточной — Синяя Хтаменма с головой совы; в правой руке у неё дордже, в левой — чаша из черепа, она что-то пожирает.

Эти Восемь Хтаменм восьми областей, окружающие Отцов, пьющих кровь, появятся перед тобой из твоего мозга. Не бойся их. Знай, что они — мыслеформы твоего собственного разума.

Примечание:

1 Или «психически совершенствующиеся».

2 Искаж. санскр. Кеиури — имя одной из индийских богинь кладбищ.

3 Искажённое имя другой индийской богини кладбищ.

4 Соединение тибетского и санскритского слов.

5 Тиб. чусин — «морской лев» (санскр. макара) — мифическое чудовище.

6,7,8 Соединение тибетского и санскритского слов.

9 Видоизменённая форма санскр. Чандали. Вероятно, дух женщины низшей касты, который, как и остальные богини, упомянутые в этом отрывке, обитает на кладбищах и в местах сожжения. Все появляющиеся здесь богини должны запечатлеть в сознании умершего (как это делается при инициации) природу сансарического бытия — непостоянство и несовершенство и необходимость преодоления его посредством отречения от мира. В тексте настойчиво повторяется, что все богини — порождение ментального содержания, которое сознание умершего приобрело в мире Сансары.

Четырнадцатый День

О благороднорождённый, на Четырнадцатый День из твоего мозга появятся перед тобой Четыре Стража Сторон Света в женском облике. Также познай их. Из восточной области мозга выйдет белая Богиня с головой тигра, Держащая Стрекало, в левой руке у неё — чаша из черепа, полная крови. Из южной — Жёлтая Богиня с головой свиньи, Держащая Петлю. Из западной — Красная Богиня с головой льва, Держащая Железную Цепь. Из северной — Зелёная Богиня с головой змеи, Держащая Колокол. Из твоего мозга исходят эти Четыре Стража; знай, что они — твои божества-хранители.
О благороднорождённый, из внешнего Круга, окружающего этих тридцать гневных божеств, Херук, появятся из твоего мозга двадцать восемь могущественных богинь с головами разных животных. Не бойся их. Знай, что они — мыслеформы твоего разума. В этот решающий для тебя момент вспомни наставления своего гуру.

О благороднорождённый, с востока появятся Коричневая Богиня-Ракша с головой яка, держащая дордже и череп, и Оранжевая Богиня-Брахма с головой змеи, держащая лотос, и Черно-Зелёная Великая Богиня с головой леопарда, держащая трезубец, и Синяя Богиня Любопытства с головой обезьяны, держащая диск, и Красная Богиня-Дева с головой горного медведя, держащая дротик, и Белая Богиня-Индра с головой лесного медведя, держащая петлю из кишки. Эти шесть Йогинь Востока выйдут из восточной области твоего мозга. Не бойся их.

О благороднорождённый, с юга появятся Жёлтая Богиня Наслаждения с головой летучей мыши, держащая нож, и Красная Мирная Богиня с головой макары, держащая урну, и Красная Богиня-Амрита с головой скорпиона, держащая лотос, и Белая Богиня с головой коршуна, держащая дордже, и Зелёная Богиня Жезла с головой лисы, держащая палицу, и Жёлтая Ракша с головой тигра, держащая чашу из черепа, полную крови. Эти шесть Йогинь выйдут из южной области твоего мозга. Не бойся их.

О благороднорождённый, с запада появятся Зелено-Чёрная Богиня Пищи с головой грифа, держащая жезл, и Красная Богиня Наслаждения с головой лошади, держащая огромный труп, и Белая Богиня Могущества с головой орла, держащая палицу, и Желтая Ракша с головой собаки, держащая дордже и нож, и Красная Богиня Страсти с головой удода, держащая натянутый лук со стрелой, и Зелёная Богиня-Хранительница Богатства с головой оленя, держащая урну. Эти шесть Йогинь Запада выйдут из западной области твоего мозга. Не бойся их.

О благороднорождённый, с севера появятся Голубая Богиня Ветра с головой волка, держащая развевающийся стяг, и Красная Богиня Женщин с головой буйвола, держащая заострённый кол, и Чёрная Богиня Посевов с головой свиньи, держащая петлю из клыков, и Красная Богиня Грома с головой вороны, держащая труп ребёнка, и Черно-Зелёная Богиня с головой слона, держащая большой труп и пьющая кровь из черепа, и Синяя Богиня Воды с головой змеи, держащая петлю из змей. Эти шесть Йогинь Севера выйдут из северной области твоего мозга. Не бойся их.
О благороднорождённый, Четыре Йогини Врат появятся из твоего мозга. С востока — Белая Таинственная Богиня1 с головой кукушки, держащая железный крюк; с юга — Жёлтая Таинственная Богиня с головой козла, держащая петлю; с запада — Красная Таинственная Богиня с головой льва, держащая железную цепь; с севера — Черно-Зелёная Таинственная Богиня с головой змеи. Эти Четыре Йогини-Стража выйдут из твоего мозга.

Все двадцать восемь Могущественных Богинь — порождение телесной энергии Ратна-Самбавы, одного из шести Божеств-Херук; познай их.

О благороднорождённый, Мирные Божества порождаются Пустотой Дхарма-Кайи. Познай их2. Сияние Дхарма-Кайи3 порождает Гневные Божества. Познай их.

Если в то время, когда пятьдесят восемь Пьющих Кровь Божеств4, покидая твой мозг, появляются перед тобой, ты познаешь, что они — сияние твоего собственного разума, тогда ты немедленно сольёшься воедино с телом Божеств, Пьющих Кровь, и станешь Буддой.

О благороднорождённый, если ты не осознаешь этого и в страхе бежишь от божеств, страдания вновь вернутся к тебе и возобладают над тобой. Если не знать этого, то Божества, Пьющие Кровь, вызовут страх, умерший испытает ужас и трепет, потеряет сознание, его мыслеформы превратятся в призрачные видения, и он попадёт в Сансару; если же он не испугается и не ужаснётся, то он избежит Сансары.

Тела величайших из Мирных и Гневных Божеств простираются до пределов небес; средние — велики, как гора Меру5; наименьшие — высотой в восемнадцать твоих тел, поставленных друг на друга. Но не пугайся, не ужасайся. Если ты осознаешь, что все божественные облики и сияния порождены твоим разумом, ты в тот же момент станешь Буддой. Слова «Буддой становятся мгновенно» — относятся к этому моменту. Помни об этом и ты станешь Буддой, слившись воедино с Сияниями и Каиями.

О благороднорождённый, какие бы страшные и ужасные видения ты ни увидел, пойми, что они — твои собственные мыслеформы.

О благороднорождённый, если ты не поймешь этого и испугаешься, тогда все Мирные Божества примут облик Маха-Калы6, а Гневные — облик Дхарма-Раджи, Бога Смерти7; все твои мыслеформы станут иллюзиями (или Мэрами), и ты попадёшь в Сансару.

О благороднорождённый, кто не узнает своих собственных мыслеформ, тот, как бы ни был он начитан в сутрах и тантрах и как бы ни исполнял религиозные заповеди, даже на протяжении целой кальпы, не станет Буддой. Но кто узнает свои мыслеформы, тот с помощью этого станет Буддой.

Если умерший не узнает свои мыслеформы сразу же после смерти, то в Чёнид Бардо возникнут облики Дхарма-Раджи, Бога Смерти. Самое большое тело Дхарма-Раджи простирается до пределов небес, среднее — подобно горе Меру, наименьшее — высотой в восемнадцать тел умершего; они заполняют собой всю вселенную. Они появятся, кусая верхними зубами нижнюю губу, с тусклыми глазами, с волосами, завязанными узлом на макушке, с огромными животами и тонкими станами, с кармической скрижалью в руке8; они издают крики «Бей! Убивай!», лижут человеческий мозг, пьют кровь, отрывают головы у трупов, вырывают сердца, — так они появятся, заполняя собой миры.

О благороднорождённый, при появлении этих мыслеформ не бойся, не ужасайся. Тело, которым ты сейчас обладаешь, это духовное тело склонностей; даже убитое и изрубленное на куски оно не может умереть. Тебе не следует бояться, в действительности твоё тело есть тело пустоты. А тела Бога Смерти порождены твоим разумом, они тоже нематериальны; пустота на может причинить вред пустоте. Ни Мирных Божеств, ни Гневных, ни Пьющих Кровь, ни Обладателей Звериных и Птичьих Голов, ни радужных ореолов, ни устрашающих обликов Бога Смерти в реальности, вне твоего разума не существует — в этом нет сомнения. Узнай это, и весь твой страх и ужас рассеются; и, достигнув состояния единства, ты станешь Буддой.

Если ты осознаешь всё именно так, если испытаешь доверие и любовь к божествам-хранителям, если поверишь, что они пришли спасти тебя от опасностей Бардо, то размышляй так: «Я найду в них убежище». И помни о Трёх Сокровищах, обрати к ним всю свою любовь и веру. Кто бы ни был твоим божеством-хранителем, вспомни о нём, назови по имени и молись так:

Я блуждаю в Бардо; приди ко мне на помощь,

Поддержи меня своей милостью, о Драгоценный

Хранитель!

И, назвав по имени своего гуру, молись так:
Я блуждаю в Бардо, спаси меня! Не оставь меня своей милостью!
Доверься Божествам, Пьющим Кровь, и обратись к ним с

такой молитвой:

Когда я блуждаю в Сансаре под властью

непреодолимых иллюзий,


На путь света, уводящий от страха, ужаса и трепета,
Да выведут меня сонмы Бхагаванов, Мирных

и Гневных,

Да охранят меня сонмы Гневных Богинь, Заполняющих

Пространство,

И помогут избежать опасностей Бардо,
И приведут в царство Всесовершенных Будд.
Когда я один, вдали от близких друзей, блуждаю здесь,
Где появляются пустые облики моих собственных

мыслей,

Да не допустят Будды, являя силу своей милости,

Чтобы меня обуяли в Бардо страх, ужас и трепет.

Когда воссияют пять ослепительных Огней Мудрости,

Да придёт ко мне осознание и не будет ни страха,

ни трепета.

Когда появятся Божественные Тела Мирных и Гневных

Божеств,

Да придёт уверенность бесстрашия и осознание Бардо.
Когда из-за плохой кармы я познаю страдание,
Да рассеют его божества-хранители.
Когда прогремит естественный звук Реальности,

подобный тысяче громов,

Да преобразится он в звуки Шести Слогов9.
Когда я, беззащитный, вынужден буду следовать

своей карме,

Милосердный и Сострадательный10, умоляю, защити меня.
Когда кармические склонности причинят мне

страдание,

Да воссияет блаженство Чистого Света,
Да не восстанут против меня Пять Стихий11,
И да увижу я царство Пяти Родов Просветлённых.

Молись с искренней верой и смирением; тогда все твои страхи исчезнут, и ты несомненно станешь Буддой в Самбхога-Кайе. Это очень важно. Будь внимателен и повтори молитву трижды или даже семь раз. И как бы ни была тяжела твоя плохая карма и слаба хорошая, невозможно, если обретено осознание, не достичь Освобождения. Если же, несмотря на всё предпринятое на этих ступенях Бардо, осознание так и не пришло, тогда умерший последует в третье Бардо, называемое Сидпа Бардо. Наставления об этом Бардо будут подробно изложены далее.

Примечание:

1 Тиб. Дорджема — «Та, что Зовётся Дордже», или «Та, что зовётся Таинственной».

2 Они — эманации Пустоты, т. е. изначального, безмятежного, бесформенного аспекта Дхарма-Кайи. Человек рассматривается здесь как микрокосм в макрокосме.

3 Они — эманации активного, лучезарного аспекта Дхарма-Кайи, Чистый Свет, сияющий в изначальной Пустоте. Человек, как микрокосм в макрокосме, неотделим от него.

4 Здесь следует вспомнить символический смысл питья крови. См. прим. 1. с. 88.

5 Меру — центральная священная гора в буддийской космографии. В тантрах и сочинениях по йоге указывается, что позвоночный столб — главная опора человеческого тела — является горой Меру человека-микрокосма.

6 Санскр. Кала-Нат — божество, широко известное в Индии под именем Маха-Кала. На этой ступени все иллюзорные образы Мирных Божеств сливаются в одно божество.

7 Санскр. Дхарма-Раджа + Яма-Раджа. Здесь и во второй книге Бардо Тёдол сообщается, что это иллюзорное божество обычно принимает разные облики, способные слиться воедино.

8 Тиб. хтамшин — «доска»; доска, на которой в Тибете преступника подвергают порке, или, как здесь, дощечка, на которой записана карма умершего. Xтам означает «свиток с записями», шин — «дерево», хтамшин — «доска с записями», «скрижаль». В знаменитом тибетском сказании Кесар-дун (неизвестного автора VIII—IX века), настолько популярном в Тибете, что многие знают его наизусть, тринадцатилетний подросток, который жаждет участвовать в сражении, но которого удерживают от этого любящие родители, отстраняет их со словами; «Место болезни, место смерти и место моего сожжения внесены в свиток (хтам) Бога Смерти».
Уточнить перевод этого места важно потому, что оно, как и другие отрывки из Бардо Тёдол(в частности, описание Страшного Суда), поразительно напоминает «Египетскую книгу мёртвых».

9 Главная мантра Ченрази (Авалокитешвары): Ом Мани Падме Хум (см. прим. 1, с. 90). Ченрази — бог-покровитель и защитник Тибета, поэтому повторение этой мантры как при жизни, так и в Бардо способствует завершению круга смертей и рождений и открывает путь в
Нирвану — отсюда её особое место среди молитв Бардо. В тибетской книге «История Мани» («Мантра Ченрази») она названа «Основой всякого счастья, процветания и знания и великим средством Освобождения». Там же говорится, что слог о м затворяет врата рождения в мир богов, м а — в мир асуров, ни — в мир людей, пад — в мир животных, м е — в мир прет, хум — в мир обитателей Ада. Каждый из шести слогов мантры соотнесён с цветом Пути Света, соответствующим одной из шести областей бытия: ом — белый путь Дэва-Локи (мир богов), ма—зелёный путь Асура-Локи (мир демонов), ни — жёлтый путь Манака-Локи (мир людей), пад — синий путь Тирьяка-Локи (мир животных), м е — красный путь Прета-Локи (мир духов), хум — чёрный (или серый) путь Нарака-Локи (мир Ада).
В одной старинной тибетской легенде рассказывается о том, как набожный сын пытался склонить свою неверующую мать к соблюдению религиозных обрядов, но сумел научить её только этой мантре. Так как плохая карма матери превосходила хорошую, то после смерти она попала в Ад. Тогда сын, весьма искушённый в йоге, пришёл к ней на помощь. Увидев его, мать, которая часто повторяла мантру при жизни, сумела вспомнить и прочесть её в Аду — и тотчас же и она, и все, кто её слышал, были освобождены из Ада. «Такова, — поучает легенда, — сила этой мантры».
История мантры Ченрази прослеживается благодаря книгам тертён, в которых описано появление в Тибете тантрического буддизма (VIII век). Л. Уоддел сомневается в том, что книги тертён были спрятаны именно тогда (т. е. во времена Падма Самбавы) и обнаружены лишь несколькими веками позднее; он считает, что они составлены между XIV и XVI веком — весьма спорная и недостаточно обоснованная точка зрения. Во всяком случае, согласно традиции (заслуживающей не меньше доверия, чем писаная история), мантра Ченрази появилась в Тибете одновременно с появлением буддизма.

10 Т. е. Ченрази.

11 Земля, воздух, вода, огонь, эфир.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ О ВАЖНОСТИ НАСТАВЛЕНИЙ БАРДО

Какой бы ни была религиозная практика человека — обширной или незначительной — в момент смерти перед ним появляются различные, вводящие в заблуждение иллюзии; поэтому Тёдол совершенно ему необходим. Тому, кто много занимался сосредоточенным размышлением, Истина предстанет сразу, едва поток сознания покинет тело. Важно приобрести определённый опыт ещё при жизни: постигший истинную природу своего бытия1 при жизни обретёт небывалое могущество в Бардо Момента Смерти, когда перед ним вспыхнет Чистый Свет.

Кроме того, сосредоточенное размышление при жизни о божествах Тайного Пути Мантры как на ступени зрительных образов, так и на ступени совершенства окажет огромное влияние, когда в Чёнид Бардо появятся мирные и гневные божества. Очень важно изучать Бардо при жизни2; овладевай им, читай его, заучивай, тщательно храни в памяти и регулярно перечитывай по три раза. Пусть все слова и их смысл будут тебе ясны; не упускай их из памяти, даже если тебя будет преследовать сотня палачей.
Тёдол называют Великим Освобождением Слушанием: даже совершивший пять величайших грехов3 несомненно будет освобождён, если услышит его. Поэтому читай Тёдол среди больших собраний; распространяй его. Услышавший его хотя бы раз, даже если он ничего не понял, в Промежуточном Состоянии вспомнит .всё до последнего слова, так как ум становится там в девять раз сильнее. Тёдол необходимо возвещать всем живущим; его следует читать у постели больного, над телом умершего; нужно распространять его повсюду.

Поистине счастлив тот, кто узнал это учение, а это нелегко и удаётся лишь тем, кто обладает многими достоинствами и кто рассеял тьму своего невежества. Даже узнав учение, нелегко постичь его, но, если слушать его с полным доверием, Освобождение будет достигнуто. Поэтому относись к учению с большим почтением: это учение всех учений.
Наставление во время пребывания в Промежуточном Состоянии, называемое «Учение, Которое Освобождает, Будучи Услышано, и Учение, Которое Освобождает, Будучи Носимо»4, закончено.

Примечания:

1 Букв, «разум» или «поток сознания».

2 Ср. отрывок из «Книги об искусстве умирать»: «Тот, кто хочет умереть правильно, спокойно, достойно и без страха, должен позаботиться об этом, познав и прилежно изучив искусство умирания и все предписания, изложенные выше, покуда он в добром здравии, не дожидаясь приближения смерти».

3 Убийство отца, убийство матери, развязывание войны между религиозными общинами, убийство святого, пролитие крови Татхагаты (Будды).

4 Имеется в виду книга Тахдол.

КНИГА II

СИДПА БАРДО

ПОКЛОНЕНИЯ

Сонму Божеств, Хранителям, Гуру —
смиренный поклон;
да удостоят они Освобождения в Промежуточном

Состоянии1.

  ВСТУПИТЕЛЬНЫЙ СТИХ

Сначала в великом Бардо Тёдол

О Чёнид Бардо сообщается учение;

Теперь же о Бардо, называемом Сидпа,

Напоминание и наставление.

Примечание:

1 Букв. «Способствуйте Освобождению в Промежуточном Состоянии» — прямое обращение к Божествам, Хранителям и Гуру переведено в третьем лице в соответствии с контекстом.

Часть I

ПОСМЕРТНЫЙ МИР

Вступительные Указания Совер